Статья 2 №73-ФЗ от 31.05.2001. Задача государственной судебно-экспертной деятельности

Статья 2 №73-ФЗ от 31.05.2001. Задача государственной судебно-экспертной деятельности

Задачей государственной судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

Комментарий к ст.2 Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” (автор комментария Смушкин А.Б.)

            1. Комментируемая статья определяет задачи государственной судебно-экспертной деятельности.

         С развитием науки и техники все более усложняются методы, способы и средства обнаружения, фиксации, изъятия и исследования следов преступления. Многие иные вопросы расследования могут быть решены только при использовании новейших достижений науки и техники. Достижение указанных целей реализуется посредством использования специальных знаний. Уровень применяемых технологий зачастую превышает знания следователя, дознавателя, судьи и иных участников судопроизводства.

          Разрешение многих вопросов в процессе судопроизводства требует проведения специальных исследований. Таким образом, основной задачей государственной судебно-экспертной деятельности является помощь следователям, суду, судьям, дознавателям.

           2. Помощь вышеуказанным субъектам судопроизводства реализуется путем разрешения вопросов, являющихся элементом обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

          В науке указанный подход подвергался справедливой критике. Экспертизой не просто разъясняются какие-либо вопросы, а устанавливаются новые факты-доказательства посредством предпринимаемого экспертом специального исследования. Исследование означает получение новых данных, новых фактов, которые до этого инициатору экспертизы известны не были.

              Уголовно-процессуальный кодекс РФ четко предусматривает обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу:

– событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
– виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;
– обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
– характер и размер вреда, причиненного преступлением;
– обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
– обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
– обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;
– обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества, либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления, либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);
– обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

       Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях также указывает в ст. 26.1 обстоятельства, подлежащие выяснению по делу об административном правонарушении:

– наличие события административного правонарушения;
– лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность;
– виновность лица в совершении административного правонарушения;
– обстоятельства, смягчающие административную ответственность;
– обстоятельства, отягчающие административную ответственность;
– характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением;
– обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении;
– иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела;
– причины и условия совершения административного правонарушения.

       В отличие от указанных нормативных актов гражданский процессуальный закон не предусматривает четкого перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию.

        Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (ст. 56 ГПК).

          Похожую норму содержит и Арбитражный процессуальный кодекс: каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

          Обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено Кодексом.

        Лица, участвующие в деле, вправе ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно (ст. 65 АПК РФ). Если же сторона предоставляет доказательства с нарушением порядка их предоставления (например, с нарушением срока предоставления), она рискует тем, что на нее могут быть возложены судебные расходы независимо от результата процесса.

        3. Во избежание смешивания и дублирования процессуальных функций лиц или органов, назначивших судебную экспертизу и экспертов, последние принимают участие в разрешении только тех вопросов, которые требуют использования специальных знаний.

          В целях экономии процессуального времени и процессуальных сил не следует назначать экспертизу по вопросам, бесспорно подтверждаемым документально или нормативными актами и не оспариваемым сторонами. Подобный вывод, например, содержится в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 декабря 2003 г. N Ф08-5076/2003.

          В отечественном законодательстве на уровне закона только комментируемый нормативный акт конкретизирует содержание термина “специальные знания”, очерчивая круг областей человеческой деятельности, знания из которых могут быть использованы в процессе судопроизводства (в том числе уголовного судопроизводства) в качестве специальных знаний. Данный Закон включает в круг специальных знаний знания в области науки, техники, искусства или ремесла.

        Термином “знание” в лингвистике обозначают как совокупность закрепленных в сознании и мышлении фактов действительности, относящихся к той или иной ее области, так и закрепленность в чьем-либо сознании и мышлении тех или иных фактов действительности.

        Таким образом, под специальными знаниями следует понимать не являющиеся общеизвестными знания, навыки и умения в области науки, техники, искусства или ремесла, приобретаемые в результате специальной подготовки или профессионального опыта, а также умения пользоваться научно-техническими приемами и средствами, используемыми при расследовании преступлений.

        Как верно отмечает Е.Р. Россинская, соотношение специальных и общеизвестных знаний по своей природе изменчиво, зависит от уровня развития социума и интегрирования научных знаний в повседневную жизнь человека. Расширение и углубление знаний о каком-то явлении, процессе, предмете приводят к тому, что знания становятся более дифференцированными, системными, доступными все более широкому кругу лиц. В конечном итоге сфера обыденных знаний обогащается.

        Одновременно идет и обратный процесс. За счет более глубокого научного познания явлений, процессов, предметов вроде бы очевидные обыденные представления о них отвергаются, возникают новые научные обоснования, которые приобретают характер специальных знаний. Так, например, нередко следователи, судьи, должностные лица, рассматривающие дела об административных правонарушениях, для установления субъективной стороны состава преступления или правонарушения анализируют поведение лица в аварийной ситуации, целиком полагаясь на житейский опыт и здравый смысл и игнорируя возможности использования специальных знаний в области психологии.

         Тем более в век информационных технологий практически к любому знанию можно получить доступ с помощью библиотек, электронных источников информации (в частности, сети Интернет), телевизионных сетей.

         Таким образом, при оценке знаний как специальных или общеизвестных следует, по нашему мнению, в большей мере учитывать необходимость специальной профессиональной подготовки для восприятия и осознания этих знаний.

         Следует учитывать, что, несмотря на некоторые имеющиеся у работников органов предварительного расследования и суда специальные знания, они не вправе делать выводы по обстоятельствам, которые могут быть установлены только с помощью судебно-экспертных исследований.

           К числу специальных знаний не относятся также знания в правовых областях (за исключением знаний эксперта-криминалиста в области криминалистической техники).

           Многие ученые пытаются обосновать необходимость проведения “правовых” экспертиз, обосновывая свое предложение, в частности, тем, что “сегодня становится ясно, что в том обилии нормативных актов, принятых за последние годы, которые необходимо знать при расследовании новых видов преступлений и которыми приходится руководствоваться следователям, прокурорам, судьям в своей работе, ни один юрист профессионально, в требуемом объеме разбираться не в состоянии”.

             Некоторые адвокаты пытаются применить утверждения о необходимости правовых исследований на практике. Следует отметить, что позиция законодательной и судебной властей в области применения правовых знаний в качестве специальных нам представляется более обоснованной. В связи тем, что большинство должностей в правоохранительных органах могут замещаться только гражданами, имеющими высшее юридическое образование, представляется, что они a priori должны иметь правовые знания, и помощь эксперта в этом вопросе будет излишней.

              К тому же в распоряжении работников правоохранительных органов, как правило, имеются справочные правовые системы, содержащие разнообразные комментарии по возможным вопросам, возникающим при применении законодательства.

              Однако представляется допустимым назначение экспертизы для проверки соблюдения технических или иных специальных правил. Их трактовка во многом требует специальной подготовки и наличия соответствующих практических навыков. Большинство ученых склоняются к мнению, что специальные, научно-технические правила хотя и имеют нормативную оболочку и правовое значение, но природа их от этого не меняется, они не превращаются в норму права, которая регулирует общественные отношения.

           4. Решение вопросов в процессе государственной судебно-экспертной деятельности осуществляется посредством производства судебной экспертизы.

         А именно – процессуального действия, состоящего из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, или следователем в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

             5. Задачи экспертной деятельности получают свое отражение в задачах судебных экспертиз.

          В наиболее общем виде задачи судебных экспертиз можно дифференцировать на:

– идентификационные;
– диагностические;
– классификационные.

     Идентификационные задачи направлены на отождествление объекта (или установление его групповой принадлежности) по его отображениям.

        Диагностические задачи направлены на решение вопросов установления свойств, состояний, изменений изучаемых объектов, изучения механизма преступного события и выяснения отдельных обстоятельств, установления причинно-следственных связей между определенными фактами произошедшего события.

          Е.Р. Россинская подразделяет диагностические экспертные задачи по степени сложности на простые и сложные.

I. Простые диагностические задачи.

1. Диагностирование свойств и состояния объекта непосредственно:
– исследование свойств объекта, его соответствие определенным (заданным, установленным стандартом) характеристикам;
– определение фактического состояния объекта, наличия или отсутствия каких-либо отклонений от его нормального состояния;
– установление первоначального состояния объекта;
– выявление причин и условий изменения свойств (состояния) объекта.
2. Диагностические исследования свойств и состояния объекта по его отображению:
– определение степени информативности следа;
– установление свойств и состояния объекта в момент возникновения отображения;
– определение причины изменения свойств или состояния объекта.

II. Сложные (составные) диагностические задачи – это исследование механизмов, событий, процессов и действий по результатам (объектам, отображениям). К ним относятся:

1) определение:
– механизма события, процесса, действия;
– возможности судить о механизме и обстоятельствах события по результатам (последствиям, отображениям) отдельных этапов (стадий, фрагментов) события;
2) установление:
– механизма события в его динамике;
– возможности (невозможности) совершения определенных действий при определенных условиях;
– соответствия (несоответствия) действий специальным правилам;
3) определение:
– условий (обстановки);
– времени (периода) или хронологической последовательности действия (события);
– места действия (его локализация, границы), позиции участников;
– определение иных условий;
4) определение причинно-следственных связей между действиями и наступившими последствиями.

      Классификационные исследования призваны отнести исследуемый объект к определенной группе (виду, роду, классу, модели и т.д.).

       Существуют и иные классификации экспертных задач. Так, по степени общности задач выделяют:

– общие – задачи рода экспертизы, например, в трасологической экспертизе исследование различных отображений (следов) объектов в целях их идентификации или диагностирования свойств и механизма образования;
– типичные – задачи вида экспертизы, например, к типичным задачам трасологической экспертизы следов обуви относятся: установление вида обуви, оставившей следы, или идентификация обуви по следам;
– конкретные – задачи данного экспертного исследования.

           Некоторые авторы выделяют и такой вид экспертиз, как ситуационные.

         Соответственно, данные авторы выделяют и задачи ситуационных экспертиз. Они в некоторых случаях относятся к числу комплексных. Ситуационные экспертизы давно и успешно проводятся в рамках криминалистических экспертиз (например, установление возможности выстрела без нажатия на спусковой крючок при определенных условиях).

         Известны и комплексные ситуационные экспертизы (например, установление взаимного положения стрелявшего и потерпевшего в конкретных условиях места происшествия). Нам трудно согласиться с таким мнением, поскольку все указанные задачи разрешаются в рамках диагностических экспертиз. Соответственно, представляется, что ситуационные экспертизы являются подвидом диагностических.

вернуться в оглавление