Проверка показаний на полиграфе

By | 26.11.2016

Новое следственное действие – проверка показаний на полиграфе (В.А. Семенцов)

проверка показаний на полиграфе        В уголовном судопроизводстве России все следственные действия объединены в систему, которая по мере совершенствования уголовно-процессуального законодательства постоянно пополнялась новыми познавательными приемами. Приемами основанными на достижениях научно-технического прогресса, отражая потребности государства в деле борьбы с преступностью, возникающие на различных этапах его развития. Так, несмотря на определенную новизну следственного действия “контроль и запись переговоров”, получение сведений при его производстве осуществляется путем традиционного документирования телефонных и других устных переговоров. Сведения же, передаваемые с помощью пейджинговых сообщений, электронной почты, сети Интернет, межкомпьютерного обмена, цифровых каналов связи, человеком на слух не воспринимаются. Решение проблемы возможно путем расширения рамок контроля и записи переговоров. То есть включения в объект контроля не только устной речи, но и иных сообщений, продуцируемых и представляемых человеком посредством единой сети электросвязи. В том числе детализации вызовов абонентов. А что же за новое следственное действие “проверка показаний на полиграфе” и почему оно допустимо в процессе?

         В этом случае правильнее будет считать данное следственное действие уже не контролем и записью переговоров, а электронным наблюдением. Еще одним познавательным приемом расследования может стать электронное копирование информации, представляющее собой процесс создания специальных копий с использованием магнитных лент, а также гибких и жестких дисков.

          Возникает необходимость разработки процедурных правил применения полиграфа при производстве следственных действий. Регистрирующего с помощью датчиков изменение динамики протекания физиологических процессов организма человека.

        В современной науке и практике уже категорически не отвергается возможность использования полиграфа в целях раскрытия преступлений и повышения эффективности предварительного расследования. Хотя справедливости ради следует отметить, что и среди сторонников использования полиграфа в борьбе с преступностью нет единства мнений о доказательственном значении результатов его применения.

       Наиболее последовательно отстаивается точка зрения о допустимости применения полиграфа в оперативно-розыскной деятельности, при проведении такого оперативно-розыскного мероприятия, как опрос. Несмотря на всю важность этого вида деятельности государства, осуществляемой обычно скрытно, конспиративно, очевидно, что добытые таким путем сведения имеют ориентирующее значение и доказательствами не являются, поскольку получены вне процессуальных условий и гарантий, не обладают той степенью достоверности, которую обеспечивает фактическим данным уголовно-процессуальный закон. Необходимо также помнить, что всякая попытка придать оперативно-розыскным мероприятиям уголовно-процессуальную форму, значение противоречит сути и соотношению этих двух качественно разнородных видов деятельности.

      Доказательственное значение сведения, полученные оперативным путем, приобретают лишь при условии их представления уполномоченными органами в соответствии с положениями ст. 11 ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”, проверки и процессуального закрепления в материалах уголовного дела на основе соответствующих норм УПК РФ.

      В то же время в рамках уголовного судопроизводства есть институт следственных действий, которому свойственна отчетливо выраженная и закрепленная в законе направленность на получение доказательств. Сейчас в России имеется положительный опыт проведения психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа. Их методика основана на опыте других стран, адаптированном к отечественной практике исследований в сфере полиграфных технологий. Вместе с тем нет ясности в вопросе о допустимости применения полиграфа при производстве других следственных действий, в частности допроса.

      Как известно, допрос – это следственное действие, состоящее в получении следователем устных сведений (показаний) от подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта и специалиста об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела. В основе допроса лежат личное восприятие человеком каких-либо обстоятельств уголовного дела и последующая их передача следователю.

     Процессуальный порядок допроса предусматривает соблюдение ряда правил, являющихся общими при получении показаний как подозреваемого, обвиняемого, так и потерпевшего, свидетеля, эксперта и специалиста, в числе которых есть запрет задавать наводящие вопросы, которые своей формулировкой предопределяют желаемый ответ. В остальном следователь свободен при выборе тактики допроса.

        В условиях тактической свободы выбора допрос по существу дела целесообразно начинать предложением допрашиваемому лицу рассказать все ему известное об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. В ходе свободного рассказа нередко удается получить важные сведения благодаря умению следователя выслушать допрашиваемого. Однако полученные в результате свободного рассказа сведения, даже в случае их правдивости, обычно отличаются неполнотой и требуют дополнения, уточнения и проверки, что обусловливает необходимость перехода ко второй части допроса к постановке следователем вопросов допрашиваемому лицу. Следственная практика располагает многочисленными примерами умелой постановки таких вопросов, позволяющих получить правдивые показания.

      Разоблачению во лжи и формированию установки на дачу правдивых показаний способствует процессуальное правило допроса. Оно связано с возможностью предъявления вещественных доказательств и документов, оглашения протоколов других следственных действий, воспроизведения материалов аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий, о чем в протоколе делается соответствующая запись (ч. 3 ст. 190 УПК РФ). Факт предъявления при допросе указанных объектов отражается в протоколе.

        Вместе с тем используемые следователем тактические приемы допроса могут оказаться недостаточными для получения правдивых сведений от допрашиваемого лица. Кроме того, следует учитывать, что сведения, полученные при допросе, подлежат проверке путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, и оценке с точки зрения их достоверности, т.е. соответствия объективной действительности. Недостоверность сведений при допросе обычно обусловлена двумя факторами: заведомо ложными показаниями и неумышленным искажением правдивых сведений.

       В связи с этим, на мой взгляд, допускается возможность применения полиграфа как технического средства, регистрирующего с помощью датчиков психофизиологические реакции на задаваемые вопросы уже в ходе допроса, при соблюдении двух условий:

1) наличии письменного согласия лица, подлежащего допросу, на применение полиграфа;
2) обязательном участии в допросе специалиста-полиграфолога, который окажет следователю содействие в распознании ложных показаний.

        Полученные при допросе с применением полиграфа полиграммы должны рассматриваться как приложение к протоколу следственного действия.

       При этом нельзя упускать из виду, что процедура допроса содержит запрет задавать наводящие вопросы (повторим это еще раз), который вступает в противоречие с едиными требованиями к порядку проведения психофизиологических исследований, когда обследуемому лицу предъявляются стимулы, объединенные в тесты в особом, методически обусловленном порядке, сопряженном с использованием полиграфа. Более того, при полиграфных исследованиях методически необходимо формулирование не только поисковых, но и прямых тестов, которые излагаются в обвинительной форме. В числе наиболее часто используемых в практике применения полиграфа прямых тестов следует назвать тесты комплекса виновности, контрольных вопросов и так называемого смешанного вопросника. Указанное обстоятельство существенно ограничивает возможности эффективного использования полиграфа непосредственно в ходе допроса.

       С учетом того, что успех борьбы с преступностью в значительной степени определяется внедрением в практику расследования уголовных дел технических средств, в том числе полиграфа, а также принимая во внимание накопленный положительный опыт его применения в различных сферах деятельности, есть основание для утверждения о целесообразности законодательного закрепления этого познавательного приема, основанного на достижениях научно-технического прогресса, в тексте УПК РФ.

       Для этого необходимо предусмотреть в гл. 26 УПК РФ (при неизменном ее названии) новое следственное действие – “проверка показаний на полиграфе”, правила проведения которого можно описать следующим образом.

        1. Цель производства – проверка специалистом-полиграфологом ранее данных подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем показаний путем определения наличия устойчивых физиологических реакций на вопросы тестов и оценки их следователем с учетом мнения специалиста с позиции достоверности.

           2. Фактическим основанием, свидетельствующим о возможности (необходимости) проведения проверки показаний на полиграфе с применением специальных познаний, служат сведения, содержащиеся в материалах уголовного дела, в том числе в протоколе допроса лица, показания которого требуют проверки. Обладание этими сведениями позволяет специалисту-полиграфологу составить точные и достаточные для результативного исследования на полиграфе вопросы.

          3. В качестве юридического основания производства предлагаю решение следователя в форме требования, принятое в соответствии с ч. 4 ст. 21 УПК РФ и обращенное к специалисту-полиграфологу. Поскольку уголовно-процессуальный закон не регулирует порядок и процессуальную форму истребования, полагаю, что этот пробел подлежит восполнению путем дополнения его текста понятием истребования, указанием на порядок его проведения. Истребование должно выполняться в форме делового письма предписывающего характера (с учетом общих правил составления процессуальных документов), когда предполагается обязательность выполнения определенных ответных действий.            

          При этом не считаю обязательным документирование решения следователя о проверке показаний на полиграфе в форме постановления, учитывая согласительный характер участия обследуемого лица в тестировании.

         4. Условиями проведения проверки показаний служат предшествующий этому следственному действию допрос лица. При этом получение его письменного согласия подвергнуться психофизиологическому исследованию с применением полиграфа. Необходимо также выяснить, нет ли противопоказаний для исследования, например не страдает ли обследуемое лицо хроническими заболеваниями сердечно-сосудистой и дыхательной систем, не состоит ли на учете в психоневрологическом диспансере, поскольку эти факты исключают возможность проверки показаний на полиграфе.

         5. До начала процедуры проверки показаний на полиграфе следователь разъясняет участникам их права и обязанности, смысл процессуального действия, предупреждает о применении аудио- и (или) видеозаписи, о чем составляется протокол. Если проводится, например, видеозапись (для этого применяются мобильные и стационарные видеокомплексы), то необходимо, чтобы в кадр попадали тестируемое лицо, полиграфолог и экран компьютера, к которому подключен полиграф. Видеозапись позволяет сохранить смысловое содержание, интонационные характеристики и нюансы устного изложения мыслей, фразеологические обороты, передать мимику, жесты, эмоциональное состояние человека, выразительность его речи, его отношение к произносимым словам и заданным вопросам. Даже молчание может быть красноречивее слов, особенно если оно дополнено зрительным восприятием поведения тестируемого лица.

          Рассматриваю как пробел закона отсутствие уголовной ответственности специалиста за данное им заключение. Для обеспечения объективности заключения специалиста явно недостаточно предусмотренной в ст. 71 УПК РФ возможности его отвода при наличии личной, прямой или косвенной, заинтересованности в исходе уголовного дела, служебной или иной зависимости от участников уголовного судопроизводства. Думаю, что ст. 58 УПК РФ следует дополнить новой частью пятой в следующей редакции:
“5. За дачу заведомо ложного заключения специалист несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации”.
Потребуется также внести изменения в уголовное законодательство. Необходимо предусмотреть ответственность специалиста не только за заведомо ложное показание (в действующей редакции), но и за ложность подготовленного им заключения путем дополнения ч. 1 ст. 307 УК РФ после слов “заключение или показание эксперта” словами “заключение или” и далее по тексту.

          6. Следователь вправе присутствовать при производстве исследования с использованием полиграфа, получать разъяснения специалиста по поводу проводимых им действий. Это позволяет ему лично вникнуть в ход и методику исследования, дает дополнительные возможности для правильной оценки суждения специалиста. Факт присутствия следователя, как, впрочем, и других возможных участников, например защитника, при производстве исследования отражается в заключении специалиста.

           7. Тестовые вопросы, задаваемые лицу, показания которого проверяются, формулируются в соответствии с общей методикой проведения проверки на полиграфе. Они должны быть ясными, лаконичными и построены таким образом, чтобы на них можно было дать односложный ответ: “да” или “нет”. Одни и те же вопросы могут задаваться несколько раз, что позволяет исключить случайные реакции на них. В ходе тестирования допустимо предъявление вещественных доказательств и документов (фотографии жертвы, орудия преступления и др.) для выявления психофизиологических реакций на них.

         8. Законодатель, предусмотрев в п. 3.1 ч. 2 ст. 74 и ч. 3 ст. 80 УПК РФ заключение специалиста как разновидность уголовно-процессуальных доказательств, к сожалению, не раскрыл его форму, которая принципиально не может отличаться от формы заключения эксперта, указанной в ст. 204 УПК РФ, хотя имеет свои особенности. В частности, в отличие от эксперта специалист в своем заключении излагает свое суждение по вопросам, которые перед ним поставлены. Материалы, иллюстрирующие заключение специалиста (тестовые вопросы, полиграммы, аудио- и (или) видеозапись), должны прилагаться к заключению, так как являются его составной частью.

          9. Проверка показаний на полиграфе может быть проведена на основании ходатайства подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего и (или) свидетеля. В этом случае следователь выносит постановление об удовлетворении ходатайства, которое доводит до сведения лица, заявившего ходатайство (ст. 122 УПК РФ), а получив заключение специалиста, предъявляет его для ознакомления.

         10. По итогам проведения проверки показаний на полиграфе следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству заинтересованных лиц допросить специалиста-полиграфолога для разъяснения своего мнения по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию. В своих показаниях специалист может дать разъяснения о сущности примененной методики исследования, ее надежности. Должен объяснить значение терминов, привести дополнительные аргументы в обоснование своего суждения.

С учетом изложенного предлагаю дополнить гл. 26 УПК РФ статьей 194.1 следующего содержания:

“Статья 194.1. Проверка показаний на полиграфе

1. В целях проверки показаний, ранее данных подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, следователь вправе требовать от специалиста проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

2. Психофизиологическое исследование проводится при наличии письменного согласия допрошенного лица.

3. До начала проверки показаний на полиграфе следователь разъясняет участникам их права и обязанности, смысл процессуального действия, предупреждает о применении аудио- и (или) видеозаписи, о чем составляется протокол.

4. Следователь вправе присутствовать при производстве исследования с использованием полиграфа, получать разъяснения специалиста по поводу проводимых им действий.

5. Лицу, показания которого проверяются, задаются тестовые вопросы.

6. В ходе проверки показаний на полиграфе могут предъявляться вещественные доказательства и документы.

7. О результатах психофизиологического исследования специалист-полиграфолог составляет заключение, в котором указываются:

1) дата, время и место проведения исследования на полиграфе;
2) должностное лицо, по требованию которого проводится исследование;
3) фамилия, имя и отчество специалиста, а также его образование, стаж работы полиграфологом, занимаемая должность;
4) вопросы, поставленные перед специалистом;
5) сведения о лице, показания которого проверяются с использованием полиграфа;
6) сведения о полиграфе, условиях и порядке его использования;
7) сведения о лицах, присутствовавших при проверке на полиграфе;
8) суждения по вопросам, поставленным перед специалистом.

8. Материалы, иллюстрирующие заключение специалиста (тестовые вопросы, графические полиграммы, аудио- и (или) видеозапись), прилагаются к заключению и являются его составной частью.

9. Если проверка показаний на полиграфе производилась по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего и (или) свидетеля, то следователь предъявляет им заключение специалиста.

10. Следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в части девятой настоящей статьи, допросить специалиста-полиграфолога для разъяснения им своего мнения”.

Предлагаемую регламентацию нового следственного действия – проверки показаний на полиграфе – рассматриваю как предварительную, предшествующую формированию в тексте УПК РФ самостоятельного уголовно-процессуального института использования в уголовном судопроизводстве технических средств. В том числе полиграфа, призванных повысить эффективность производства по уголовному делу. Еще ждут своего законодательного разрешения вопросы о понятии и видах технических средств, общих правилах, процессуальных направлениях и порядке их применения по уголовному делу, определения доказательственного значения полученных результатов.

Автор: Семенцов Владимир Александрович – доктор юридических наук,
профессор кафедры уголовного процесса юридического факультета Кубанского государственного университета (Краснодар).
<*> Sementsov V.A. (Krasnodar) New investigation activity – examination of evidence using polygraph.
          Обосновывается необходимость пополнения системы следственных действий новым познавательным приемом – проверкой показаний на полиграфе. Анализируются цель, фактические и юридические основания, условия и процедурные правила его производства. Сформулированы предложения о дополнении ст. 58 УПК РФ новой частью пятой об уголовной ответственности специалиста за дачу заведомо ложного заключения. А также о внесении изменений в ч. 1 ст. 307 УК, предусматривающих ответственность за ложность подготовленного специалистом заключения. Дана редакция ст. 194.1 “Проверка показаний на полиграфе” УПК РФ.
           Ключевые слова: научно-технический прогресс, опрос, следственные действия, полиграф, психофизиологическая экспертиза, тестовые вопросы, заключение специалиста, допрос.
            The need to enlarge the system of investigation activity with a new cognitive technique – examination of evidence using polygraph – is grounded. The aim, factual and juridical grounds, reasons and procedural rules are analyzed. The author formulates suggestions on art. 58 of the CPC of the RF and on p. 1 art. 307 of the CC of the RF amendments concerning criminal responsibility of a specialist deliberately giving false report. New redaction of art. 194.1 of the CPC of the RF “Examination of evidence using polygraph” is given.
             Key words: examination of evidence using polygraph, specialist report, investigation activity, test questions, interrogation.

Добавить комментарий