Использование невербальных признаков лжи и графологии при проведении СПФИ

By | 07.07.2017
Проверка на детекторе лжи

В данной статье мы хотели бы рассмотреть конкретный случай при проведении обследования на полиграфе. Речь пойдет об использовании невербальных признаков лжи и графологии при проведении СПФИ по факту кражи.

Использование невербальных признаков лжи и графологии при проведении СПФИ по факту кражи

25 ноября 2008 года г-н М.В., 1956 года рождения, обратился в УВД по Октябрьскому району г. Тамбова с заявлением по факту кражи из дома 100 тысяч рублей.

кражи из домаПо данному факту было возбуждено уголовное дело. В ходе предварительного расследования выяснилось, что в доме, из которого произошла кража денег, никто не проживает. Данный дом принадлежал в разных долях родственникам М.В.

1/8 часть принадлежала заявителю, 1/8 часть его сыну, а остальная часта дома принадлежала племяннику М.В.

На данный момент племянник осужден за убийство, которое, кстати, произошло в этом доме, а труп был закопан во дворе.

Сейчас дом находится в запущенном состоянии, без газа и водопровода. В связи с этим у сотрудников милиции возникли сомнения насчет того, что М.В. мог хранить такую сумму в этом доме.

Однако г-н М.В. продолжал настаивать на краже. Он пояснил, что следил за домом (периодически приходил). Когда пришел в последний раз, то увидел, что одно стекло из рамы выставлено. Вошел в дом и обнаружил кражу денег.

Со слов М.В., деньги были тысячными купюрами, завернуты в газету и лежали в тумбочке, которая стояла как раз возле окна, из которого выставили стекло. Сосед рассказал М.В., что накануне рядом с домом и в доме он видел двух незнакомых парней.

Сотрудники ОУР Октябрьского УВД по г. Тамбову установили лиц, проникших в дом потерпевшего. Этими людьми оказались вышедшие на свободу сокамерники племянника М.В. Своим сокамерникам осужденный М.Г. написал доверенность на продажу дома, но ключа от дома у него не было.

Чтобы показать дом риелторам, необходимо было проникнуть в помещение, для этого доверенные лица М.Г. выставили окно. Однако, с их слов, никакой кражи денег они не совершали.

Для выяснения правдивости показаний сотрудники ОУР УВД по Октябрьскому району г. Тамбова решили провести опрос с использованием полиграфа со всеми фигурантами по данному делу.

Проведя полиграфные исследования с риелтором и бывшими сокамерниками уже М.Г., специалисты-полиграфологи пришли к выводу о том, что опрошенные лица отвечали правдиво на поставленные вопросы и предположительно не причастны к краже 100 тысяч рублей.

В ходе опроса у них не было получено реакций и на частные признаки: ни на сумму, ни на место хранения денег, а также на то, в каких купюрах была похищенная сумма.

На следующий день, после подробного изучения показаний потерпевшего г-на М.В., его образа жизни и способа зарабатывания денег (работает слесарем), было проведено полиграфное исследования потерпевшего.

В ходе предтестовой беседы М.В. пояснил, что данная сумма появилась у него от продажи бычков (2 бычка по 20 тысяч каждый), а 60 тысяч он заработал в Москве за неделю: якобы делал крышу на даче у какого-то мужчины. Однако ни район расположения дачи, ни имени, ни фамилии этого мужчины ему не известны.

В ходе визуального анализа внешности опрашиваемого явно прослеживались невербальные признаки лживости человека: отводил глаза в сторону, постоянно трогал свой нос, сжимал губы, скрещивал ноги и прочее. Чем больше г-н М.В. говорил, тем больше возникало сомнение в правдивости его показаний. “Потерпевший” не мог точно сказать, сколько стоил железнодорожный билет Тамбов-Москва.

Помимо того он пояснил, что из Москвы в Тамбов он добирался через Рязань на перекладных, – на электричках. Сразу возник вопрос, почему человек, заработавший достаточное количество денег, не купил себе билет на прямой поезд до Тамбова, а решил вернуться домой на перекладных, зачастую проезжая без билета. Г-н М.В. не смог ответить на данный вопрос.

По просьбе полиграфологов сотрудники ОУР Октябрьского РОВД накануне опроса М.В., встретились с его супругой.

Из беседы с женой, выяснилось, что она ничего не знала о том, что ее муж хранил сто тысяч рублей в заброшенном доме.

Также она пояснила, что за продажу бычков муж получил 23 тысячи рублей, которые практически все потратил. Со слов жены М.В., ее муж действительно выезжал на заработки в Москву, однако пробыл там 3-4 дня, вернулся без денег и пояснил, что там работы нет.

После предъявления данной информации М.В. во время предтестовой беседы опрашиваемый на минуту смутился, а потом заявил, что утаил от жены заработанные деньги, т.к. копил их на ремонт дома. И что на самом деле в доме хранилось не 100, а 80 тысяч рублей, которые, скорее всего, украли те люди, которые и залезли в окно (он еще не знал, что это были бывшие сокамерники его племянника).

Специалисты-полиграфологи предложили М.В. изложить версию случившегося письменно.

Анализ объяснительной записки позволил выделить участки с визуально просматривающимися изменениями признаков почерка, говорящих о лжи.

Особенно это было явно видно, когда «потерпевший» подходил к описанию того временного интервала, когда он пересчитывал, упаковывал и прятал указанную сумму в заброшенном доме. На данных участках текста были зафиксированы изменения в межстрочном интервале, изменялась высота букв (она у него уменьшалась), изменился нажим (уменьшился), изменился размер полей справа и слева (писал в середине с большими полями).

Для подтверждения своих выводов о лживости М.В., получив согласие опрашиваемого на проведение полиграфного опроса, провели его психофизиологическое исследование.

Проведя блок тестов ТСТ, было выявлено, что г-н М.В. действительно был в Москве в конце августа 2008 года. Однако реакций на то, что он заработал в Москве 60 тысяч рублей, получено не было.

Исходя из результатов теста, уточняющего, какую сумму заработал М.В. в Москве, специалисты пришли к выводу о том, что опрашиваемый вообще не заработал денег в Москве и из-за отсутствия последних возвращался домой «зайцем» на “перекладных”.

Затем вновь проводились ТСТ. По результатам, полученным в ходе проведения данных тестов, с достаточно высокой степенью вероятности, можно было говорить о том, что М.В. не прятал 100 тысяч, а также 80 тыс. рублей в заброшенном доме. Были получены реакции на то, что он иногда оставлял в этом доме незначительные суммы.

В ходе проведения внутритестовой беседы М.В. предъявили результаты исследования и объяснили, что за дачу ложных показаний грозит уголовная ответственность. Внимательно выслушав специалистов-полиграфологов, М.В. побледнел, его уши стали бордово-синими, он замолчал, а затем сказал, что действительно, в этом доме у него было спрятано не 100 тысяч рублей, а только 10 тысяч.

В очередной раз, усомнившись в правдивости слов опрашиваемого, специалисты провели еще один тест, уточняющий сумму, хранившуюся в заброшенном доме. На все вопросы М.В. было предложено отвечать «нет». По результатам данного теста не осталось сомнений, что в доме было не 10 тысяч рублей, а лишь какая-то мелочь.

“Потерпевшего” ознакомили с результатами теста. Его лицо в очередной раз покрылось красными пятнами, и он опустил голову. Возникла пауза, во время которой прозвучал вопрос специалиста: «Кто же вам подсказал написать заявление о краже денег?».

Г-н М.В. поднял голову и тихим голосом ответил: «Сосед». Он разволновался и заплакал.

Г-ну М.В. предложили выпить чай, после чего он немного успокоился и рассказал о том, что произошло на самом деле.

Две недели назад сосед, который живет рядом с заброшенным домом, позвонил г-ну М.В. и сообщил, что в доме, выставлено стекло и крутятся какие-то незнакомые ребята.

Г-н М.В. приехал в дом и действительно обнаружил, что окно выставлено и дверь открыта изнутри. Но брать в доме было нечего. Дом нежилой, там находились лишь стол, тумбочка и кучи различного мусора.

Г-н М.В. зашел к соседу, они немного выпили, и тут сосед посоветовал написать заявление в милицию о краже из дома, но так там ничего ценного не было, он предложил написать в заявлении о краже несуществующих денег. Причем, как сказал сосед, чем большую сумму написать, тем лучше будут искать тех, кто залез в дом: «А потом докажи, что это не они украли деньги, пусть выплачивают!»

Г-н М.В. раскаялся в содеянном и в присутствии полиграфологов написал явку с повинной.

М.Н. Жалнина, Тамбов

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.