Юридическое значение психики и физиологии человека как объекта и предмета судебной экспертизы с применением полиграфа

By | 20.12.2017
Проверка на детекторе лжи

Юридическое значение психики и физиологии человека как объекта и предмета судебной экспертизы с применением полиграфа

(Малофеев И.В., Леонтьева Н.Л.)

(“Юридическая психология”, 2011, N 2)

Информация о публикации

Малофеев И.В., Леонтьева Н.Л. Юридическое значение психики и физиологии человека как объекта и предмета судебной экспертизы с применением полиграфа // Юридическая психология. 2011. N 2. С. 26 – 28.

 

ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПСИХИКИ И ФИЗИОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА КАК ОБЪЕКТА И ПРЕДМЕТА СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА <*>

И.В. МАЛОФЕЕВ, Н.Л. ЛЕОНТЬЕВА

——————————–

<*> Malofeev I.V., Leont’eva N.L. Juridical importance of psychics and physiology as an object and subject of judicial expertise with application of polygraph.

Малофеев Илья Викторович, заместитель прокурора Московского метрополитена.

 

Леонтьева Наталия Леонидовна, аспирант аспирантуры ГОУ ВПО “Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина”, кафедра уголовно-процессуального права.

 

В статье обосновывается наличие специальных предмета и объекта экспертного исследования с применением полиграфа и их влияние на порядок назначения и проведения психофизиологической экспертизы. Также мотивируется невозможность проведения указанной экспертизы в ряде случаев и предлагается введение дополнительных законодательных гарантий прав личности при ее производстве и объективности ее результатов.

 

Ключевые слова: полиграф, психофизиологическая экспертиза, доказательство, допустимость, законность, эксперт-полиграфолог, заключение, объект экспертного исследования, специальные знания, права участников.

 

The article substantiates the presence of special subject and object of expert research with application of polygraph and impact thereof on the procedure of assignment and carrying out psychophysiological expertise. The author also motivates the impossibility of carrying out the said expertise in a number of cases and proposes to introduce additional legislative guarantees of rights of personality in effectuation thereof and neutrality of results thereof.

 

Key words: polygraph, psycho-physiological expertise, evidence, admissibility, legitimacy, polygraph expert, opinion, object of expert research, special knowledge, rights of participants.

 

В последние годы в правоприменительной практике сложилась устойчивая тенденция признания заключения экспертов-полиграфологов, называемого также заключением психофизиологической экспертизы доказательством по уголовному делу. Все чаще следователями при расследовании уголовных дел проводится данный вид экспертиз, а суды ссылаются на них в приговорах в качестве доказательств.

Вместе с тем в процессуальной науке до настоящего времени отсутствует единое мнение о том, что является предметом и объектом психофизиологической экспертизы. Однако от ответа на данный вопрос зависит формулировка поставленных перед экспертом вопросов, а также порядок назначения и производства экспертизы, т.е. решение вопроса о допустимости и относимости выводов эксперта. Единая практика формулировки подлежащих экспертному разрешению вопросов до настоящего времени также не сложилась.

В связи с чем вопрос о предмете и объекте психофизиологической экспертизы имеет теоретическое, прикладное, в том числе юридическое, значение.

Предметом любой судебной экспертизы являются определенные сведения или факты, для установления которых проводится данная экспертиза <1>.

——————————–

<1> См.: Орлов Ю.К. Использование специальных знаний в уголовном судопроизводстве: Учеб. пособие. Вып. 2. М., 2005. С. 3.

Согласно ст. 9 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” судебная экспертиза – это процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Представляется возможным определить предмет психофизиологической судебной экспертизы как установление того факта, владеет ли обследуемый информацией о деталях преступления, а также вследствие отражения каких обстоятельств могла быть получена обследуемым лицом данная информация и могла ли быть она получена в момент интересующего правоохранительные органы события. Думается, что лицо, назначившее психофизиологическую экспертизу, может ставить перед экспертом-полиграфологом вопросы именно в такой формулировке.

На практике имеют место случаи, когда вопросы формулируются иначе.

Например, в постановлении о назначении психофизиологической экспертизы по одному из уголовных дел об убийстве М. вопросы были сформулированы в таком виде: “Выявляются ли у подозреваемого К. реакции, свидетельствующие о его причастности к убийству?”. То есть вопрос ставится не о наличии или об отсутствии у испытуемого лица информации о преступлении, а о его причастности к данному преступлению – устанавливается факт его причастности.

Постановка вопроса при назначении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа о причастности или непричастности того или иного лица к преступлению является незаконной, так как понятие причастности охватывает широкий спектр вовлеченности лица в то или иное деяние. Также некорректно ставить вопросы о правдивости показаний (оценка показаний) или о совершении лицом преступления, что согласно действующему законодательству вправе решать только суд.

Таким образом, независимо от конкретной формулировки вопроса его суть должна заключаться в выявлении осведомленности лица о том или ином факте.

Вопрос же о том, является ли данная осведомленность виновной, в компетенцию эксперта входить не может. Фактически вопрос строится, исходя из необходимости определения наличия следов события в памяти и выявления факта сокрытия их подэкспертным.

Корректным считается вопрос, который построен на действии от глаголов: видел ли, знал ли, слышал ли и т.д. Из материалов дела вычленяется ключевое обстоятельство (видел процесс преступления или его фрагмент, слышал какое-либо устное заявление другого лица, знал ли подэкспертный о том или ином обстоятельстве до какого-либо события и т.д.), которое непосредственно будет определять роль подэкспертного и его отношение к расследуемому событию.

Объектом экспертизы являются те источники сведений об устанавливаемых фактах, т.е. носители информации, которые подвергаются экспертному исследованию и посредством которых эксперт познает обстоятельства, входящие в предмет экспертизы <2>.

——————————–

<2> См.: Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: Институт повышения квалификации Российского федерального центра судебной экспертизы, 2005. С. 24.

В науке вызывает дискуссии вопрос об объекте судебной экспертизы, а именно являются ли объектом экспертного исследования только предметы материального мира или же в понятие объекта экспертизы можно включить и идеальные объекты, такие как события, явления, действия. От решения данного вопроса, в частности, зависит определение объекта и психофизиологического исследования. Многие ученые определяют объект экспертного исследования как источник фактических данных, носитель информации о фактах <3>.

——————————–

<3> См.: Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1987. С. 255 – 261; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. Организация и проведение. М., 1979. С. 7 – 8; Селина Е.В. Применение специальных знаний в уголовном процессе. М., 2002. С. 88.

Так как объект экспертного исследования можно рассматривать в двух смыслах: в узком смысле – это только предметы материального мира, подлежащие исследованию в целях установления фактов, входящих в предмет доказывания; и в широком – это различные процессы, которые изучаются в ходе исследования, то и предмет психофизиологического исследования можно определить с двух позиций. В широком смысле объект психофизиологического исследования можно представить как различные психические реакции исследуемого лица, т.е. объектом выступает психика человека, с одной стороны, а с другой – его физиологические реакции. Таким образом, объектом является совокупность психических и физиологических реакций человека. Если рассматривать объект психофизиологического исследования в узком смысле, то в данном случае объектом выступает сам человек.

Можно также рассмотреть этот вопрос и в том аспекте, что непосредственным объектом психофизиологического экспертного исследования является психика человека и его физиологические реакции, выявленные в ходе экспертного исследования.

Такая позиция рассмотрения вопроса об объекте психофизиологического исследования соответствует и нормам Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации”. В соответствии со ст. 10 данного закона объектами исследований являются вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому проводится судебная экспертиза. Экспертные исследования могут проводиться также в отношении живых лиц.

На практике в отношении живых лиц проводятся судебно-медицинские, судебно-психиатрические и судебно-психологические экспертизы. При производстве судебно-медицинской экспертизы непосредственным объектом выступает тело живого человека, при производстве судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертиз непосредственным объектом является психика человека, хотя в этом случае довольно сложно рассматривать психику человека как предмет материального мира, подлежащий экспертному исследованию.

Таким образом, с учетом методик, используемых при производстве психофизиологической экспертизы, можно сделать вывод о том, что непосредственным объектом данного вида экспертиз являются тело человека и его психика в совокупности.

Именно специфические предмет и объект психофизиологической судебной экспертизы, их отличие от объекта и предмета судебно-медицинских, судебно-психиатрических и судебно-психологических экспертиз обусловливают процессуальные особенности ее назначения.

При назначении судебно-медицинской, судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертиз у подозреваемого и обвиняемого, а в случаях, предусмотренных п. п. 2, 4 и 5 ст. 196 УПК РФ, и потерпевшего появляется обязанность подвергнуться данному экспертному исследованию.

Однако судебная психофизиологическая экспертиза может проводиться только с согласия испытуемого лица, независимо от его процессуального статуса.

Это связано в первую очередь именно с объектом экспертного исследования – запечатленные в памяти человека сведения, а также физиологические реакции его тела при упоминании о них. При этом специалистом-полиграфологом могут использоваться так называемые методики “молчаливых реакций”, при применении которых даже не обязательно, чтобы испытуемый давал какие-либо ответы. Подвергая лицо принудительному исследованию на полиграфе, правоохранительные органы фактически получают от его тела ответы на поставленные перед испытуемым вопросы. Заметим, что получаемые таким образом ответы являются не теми сведениями, которые лицо желало бы сообщить органам расследования, а теми сведениями, которыми он располагает на самом деле.

Таким образом, мы сталкиваемся с прямым нарушением права лица отказаться свидетельствовать против себя, супруга (супруги) и других близких родственников, то есть права, предусмотренного ст. 51 Конституции РФ.

Кроме того, согласно ст. 28 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” в случае, если в процессуальном законодательстве РФ не содержится прямого указания на возможность принудительного направления лица на судебную экспертизу, государственное экспертное учреждение не вправе проводить судебную экспертизу в отношении этого лица в принудительном порядке. Однако принудительное производство психофизиологической экспертизы в частном экспертном учреждении данный закон не запрещает.

С одной стороны, каких-либо противоречий между УПК РФ и Конституцией РФ не имеется – что не запрещено УПК, то запрещено Конституцией. Вместе с тем такая ситуация может повлечь за собой возможные ограничения прав испытуемого лица и возможные злоупотребления со стороны властных органов.

Кроме того, до начала производства данного вида экспертизы лицо, в отношении которого производится экспертиза, должно быть информировано в доступной для него форме о сути применяемых в отношении его методах исследования, о возможности отказаться от прохождения исследования как до его начала, так и в любой иной момент.

Кроме того, противопоказанием при назначении данной экспертизы являются: наличие психического заболевания, а также алкогольной или наркотической зависимости. Поэтому при наличии достаточных данных, указывающих на наличие этих обстоятельств, целесообразно предварительно назначить подэкспертному судебно-психиатрическую экспертизу. Несоблюдение данного порядка может повлечь за собой недостоверность выводов, сделанных экспертом, что, в свою очередь, также может повлечь за собой злоупотребления заинтересованных участников судопроизводства.

Таким образом, для обеспечения соблюдения прав личности при производстве психофизиологической судебной экспертизы, а также в целях обеспечения максимальной достоверности ее результатов необходимо законодательно закрепить определенные правила и ограничения исследования с использованием полиграфа, связанные с ее производством.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.