podbor-semanticheskogo-materiala-dlya-proceduri-kpsa-interpretaciya-rezultatov

By | 07.07.2017
Проверка на детекторе лжи

Подбор семантического материала для процедуры КПСА. Интерпретация результатов

Достаточно хорошо представленный сегодня метод компьютерного психосемантического анализа (КПСА), основанный на способе психозондирования, привлекает к себе внимание все большего числа специалистов-практиков как из среды работников кадровых служб, так и из среды сотрудников служб безопасности коммерческих компаний и государственных учреждений. Цель данной работы – помощь практикующим метод КПСА специалистам в наиболее сложных аспектах на этапе подготовки тестирования по методике КПСА.

Ниже представлен алгоритм действий, которого следует придерживаться для подбора стимульного материала в решении ряда наиболее распространенных задач. Текст рассчитан на подготовленного читателя.

Подбор семантического материала

Когда цель предстоящего тестирования четко определена, можно приступить к подбору семантического материала – тех слов и словосочетаний, которые будут предъявляться тестируемому и реакции на которые будет регистрировать и анализировать АПК MindReader.

Прежде всего необходимо выдвинуть гипотезу, гласящую, что существуют такие слова, особое реагирование на которые позволит отнести испытуемого к целевой группе.

Примеры

Цель – определить принадлежность испытуемого к группе потребителей наркотических средств. Известно, что существует специфический сленг потребителей наркотиков, который неизвестен непричастным к этому к кругу людям.

Следовательно, наша гипотеза будет звучать так: если человек особым образом реагирует на специфичные слова сленга потребителей наркотиков, то, во-первых, эти слова ему знакомы, во-вторых, эти слова ему небезразличны, а значит, указанное лицо принадлежит кругу потребителей наркотических средств. Не утверждается, что тестируемый – наркоман, так как на такие слова может реагировать и родственник наркомана, если он неоднократно общался с друзьями зависимого лица, врач-нарколог, распространитель наркотиков, сотрудник правоохранительных органов, занимающийся расследованием уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Тем не менее, связь всех указанных категорий людей с потребителями наркотических средств очевидна. Цель – определить отношение подчиненного к руководству.

В данном случае выбор слов определяется только знанием имени руководителя и его прозвищ, используемых подчиненными в приватных беседах. Особое реагирование на такие слова покажет высокую субъективную значимость для подчиненного его начальника.

Такая значимость будет свидетельствовать о зарождающемся или уже назревшем конфликте, так как в обыденной жизни посторонний человек, не входящий в круг семьи, не может быть предметом бурного психосемантического реагирования, выявляемого с помощью психозондирования, и нейтральное отношение для данной ситуации – норма. Цель – определить причастность подозреваемого к преступлению.

В фабуле любого криминального события имеются детали, высоко значимые только для совершившего это деяние человека. Например, яркие элементы орудия преступления – барс (гравюра на ноже), наградной (пистолет); бросающиеся в глаза детали одежды или тела жертвы – красный берет, шрам на лице; необычные предметы интерьера в месте преступления – слоники на комоде, портрет Ю.А.

Гагарина на стене. Избирать для составления семантической базы следует те объекты, на которые, по данным следствия, преступник должен был обратить внимание. Будучи предъявленными преступнику в маскированном виде, такие детали неизбежно вернут злоумышленника по ассоциативной цепочке к переживаниям, сопутствующим преступлению, что даст бурный психосемантический отклик, легко регистрируемый в процедуре.

Приведенные выше примеры не требуют специального подхода к выбору слов – они уже хорошо известны: сленг наркомана можно перенести из специализированного словаря, фамилию человека и его прозвище узнать не представляет сложности, опросив двух-трех человек из его окружения, детали преступления фигурируют в уголовном деле. В перечисленных случаях главное – сузить массив используемых слов до 7-10, опираясь на несколько простых правил.

Правила выбора слов для семантической базы

Слова не должны иметь двойного толкования. Так, например, слово «приход» имеет различный смысл для наркомана и священнослужителя. В начертании слова не должно угадываться другое слово.

Например, слово «паства» при малой экспозиции может быть воспринято как слово «паста». Слова и словосочетания не должны превышать 15 знаков, включая пробелы.

Следует избегать, если это возможно, сложносоставных слов («белобровый»), «размытых» определений («безвольный»), специальных терминов («криогенератор»). Для примера: вместо указанных в скобках слов лучше использовать слова «блондин», «слабак», «холодильник».

Нужно понимать, что подобранное слово, будучи предъявленным представителю целевой группы, непременно вызовет достаточный семантический отклик. Например, для героинового наркомана будут значимы слова «перетяга» (жгут) и «обратка» (вена на тыльной стороне руки), а для курильщика анаши – «ханка», «Марья Ивановна» (названия конопли), но не наоборот. Слово же «наркотик», употребляемое в основном законопослушными гражданами и редко – наркоманами, для потребителя наркотиков использовать нецелесообразно, как заведомо малозначимое.

В ряде случаев выбор слов для тестирования не представляется очевидным. Это происходит тогда, когда обследованию подлежит микросоциальная группа с неисследованным сленгом, а цель определяется спецификой профессиональной деятельности этой группы.

Например, заказчика может интересовать выявление среди сотрудников фирмы лиц, причастных к некоторым должностным преступлениям, каковыми могут являться, например, вывод активов, взяточничество, скрытый протекционизм и т.д.

В этих случаях подбор слов для тестирования предваряется опросом профессионального коллектива, близкого по характеру деятельности к обследуемой группе.

Опрос рекомендуется проводить по следующей схеме:

Подготовка опросного листа. В заголовок необходимо ввести поля для заполнения сведений о поле и возрасте опрашиваемого.

Следует сформулировать вопрос по образцу: «Как в вашем профессиональном кругу одним словом или словосочетанием можно определить термин .? Допускается использовать жаргонные выражения, профессиональный сленг. Вы можете написать более одного ответа.

Вместо многоточия подставляется термин, характеризующий исследуемую тему, например: «воровство денег из кассы», «вывод активов из банка», «получение взятки», «намерение обмануть покупателя» и т.д. Подбор группы. Проведение опроса.

Необходимо определить группу лиц, близкую обследуемой группе по возрастному и половому составу. Достаточно набрать от 20 до 30 человек. Опросные листы раздаются одновременно всем участникам опроса, находящимся в одной аудитории.
В процессе заполнения опросников специалист, процесс, имеет право отвечать на уточняющие вопросы, касающиеся сути задания, но ни в коем случае не должен «приводить примеры», т.е. называть слова, определяющие термин, вынесенный в вопрос.

Необходимо исключить обсуждение и переговоры среди опрашиваемых.

После сбора опросных листов все записи опрашиваемых подвергаются обработке. В первую очередь удаляются слова, не удовлетворяющие правилам выбора слов для семантической базы (см. выше). Во вторую очередь оставшиеся слова ранжируются по частотному признаку.

В третью очередь удаляются слова, встречающиеся менее пяти раз.

В результате получается набор слов, который можно использовать для составления семантической базы.

Пошаговая стратегия

В случае скрининг-обследований, как правило, задача ставится более широко: распределение массива испытуемых на два потока – целевую (носители определенного риска) и нейтральную группы. Получаемые результаты не претендуют на конкретизацию причин возникновения выявленного риска, не дают представления о том, какие причины заставили среагировать человека особым образом, скажем, на сленг наркомана.

Тем не менее, существуют обстоятельства, при которых более точное знание о причинах актуализации той или иной семантической сферы весьма важно. В каждой компании существуют сотрудники, которые считаются незаменимыми, или «почти незаменимыми» работниками.

Если тестирование проводится внутри уже сложившегося коллектива, необходимо понять, почему в определенный момент для человека стала значима информация, связанная с тем или иным риском. Скоропалительные решения в данной ситуации неоправданны.

Действительно, если человек отреагировал на предъявленные ему сленговые слова, употребляемые наркоманами, значит ли это, что он склонен к употреблению наркотиков и уже попал в соответствующее окружение? Вероятнее всего – да, но необязательно.

Например, испытуемый мог неожиданно узнать о наркозависимости своего сына и иметь с ним на эту тему продолжительную беседу. В ходе ее и прозвучали те самые выражения, которые предъявлялись в процессе теста.

Ситуация крайне эмоциогенна и, естественно, предъявленная семантика способствовала реконструкции переживаний, связанных с болезнью сына. Понятно, что, прежде чем принимать решение о судьбе носителя риска в компании, следует тщательно проработать все возможные версии. Для этого применяется пошаговая стратегия психозондирования.

Прежде всего, необходимо понять и определить все возможные причины, которые привели к положительной реакции на риск во время теста. Воспользуемся вышеприведенным примером.

Причины положительной реакции на сленг наркоманов:

Вовлеченность в круг наркозависимых, коллективное употребление наркотиков. Вовлеченность в круг наркозависимых значимых лиц из окружения обследуемого (друга, близкого родственника и т.п.). Распространение наркотиков (не употребление) с целью обогащения.

Работа в правоохранительных органах, ведущих борьбу против распространения наркотиков. Работа в медицинских учреждениях, где проходят лечение и реабилитацию наркоманы.

Как видно из перечня, определены те причины, которые предполагают прямой контакт с наркозависимыми, при котором возможно бурное аффективное отреагирование. Ни прочтение книги про наркоманов, ни просмотр фильма соответствующего содержания – все то, что не предполагает прямого контакта и непосредственной вовлеченности, не учитывается. Иными словами, виртуальные (не реально произошедшие) события не дают достаточной алертизации для регистрации положительных реакций в процедуре психозондирования.

Каждая из предполагаемых причин может быть легко описана соответствующими словами-маркерами. Подбор их несложен. Стратегия выбора таких слов полностью описана в разделе «Правила выбора слов для семантической базы».

Подобранные стимулы следует использовать для составления «уточняющей» семантической базы, по которой будет проведено дополнительное тестирование. Таким образом, будет реализован шаг, позволяющий раскрыть (уточнить) причины особого реагирования на отдельные темы в скрининг-обследовании.

Указанный выше пример возможных причин бурного отреагирования на слова наркотической тематики можно продолжить уже применительно к семантике «уточняющей» семантической базы.

НАРКОМАН) Вовлеченность в круг наркозависимых, коллективное употребление – необходимо подобрать максимально возможный список слов, описывающих бытовое окружение потребителя наркотиков: приспособления, используемые для приготовления наркотиков (жаргон, учитывая региональную специфику), сленговые обозначения абстиненции, процесса приобретения наркотических средств и т.п. то есть максимально «размыть» семантику, охватить как можно более полно среду, в которой вращаются наркоманы, не фокусировать терминологию только на физическом состоянии и переживаниях потребителя (на это могут отреагировать врачи-наркологи) или процессе приобретения (могут отреагировать антинаркотические службы). (РОДСТВЕННИК) Вовлеченность в круг наркозависимых близкого человека – необходимо ввести темы «СЫН», «ДОЧЬ», «БРАТ» и т.д. Предварительное интервью или изучение «личного дела» обследуемого даст более полный перечень лиц, включая имена друзей и т.п. (РАСПРОСТРАНИТЕЛЬ) Распространение наркотиков.

Сленговые выражения, известные только распространителям, подобрать сложно. Следует использовать общепринятую терминологию, но «концентрированно», сужая весь семантический ряд только вокруг указанной деятельности. (ПОЛИЦЕЙСКИЙ) Работа в правоохранительных органах – обычно этого не скрывают (как и медицинскую деятельность), и это становится известно еще на фазе предварительного интервью. Если же по каким-либо причинам не удается провести предварительное интервью, в эту тему следует подбирать профессиональные выражения, свойственные сотрудникам правоохранительных органов и не свойственные входящим в сферу их внимания представителям криминального мира. (МЕДИК) Работа врачом-наркологом и т.п. – тактика подбора стимулов аналогична описанной в предыдущем пункте.

Соответственно, мы получаем на втором этапе семантическую базу, несколько тем, которой раскрывают одну из тем скрининг-базы. Нужно помнить, что повторное тестирование не следует проводить в тот же день.

В крайнем случае это возможно, но не ранее 30 минут после завершения предыдущего теста. Во время перерыва испытуемому следует создать максимально комфортные условия для отдыха, избегать доступа испытуемого к информации высокой значимости, например, сообщать ему результаты предыдущего теста.

Анализ результатов «уточняющего» теста не представляет сложности, если оценивать их комплексно, т.е. необходимо оценивать различные варианты сочетаемости выявленных значимостей. На основе вышеприведенного примера можно, например, смоделировать ситуацию, когда значимыми будут темы «НАРКОМАН» и «РОДСТВЕННИК» («БРАТ», «СЫН» и т.п.).

Ситуация, типичная для родственника наркомана, который долго и, как правило, безуспешно пытается помочь близкому человеку, страдающему от наркозависимости. Вне зависимости от значимости других тем, значимые «ВРАЧ» или «ПОЛИЦЕЙСКИЙ» укажут нам профессиональную принадлежность испытуемого и т.д.

Интерпретация результатов

Шаг первый – определение значимостей

Приступая к интерпретации результатов, следует очень четко представлять следующее:

Как формулировалась задача при подготовке семантической базы? Какая стратегия использовалась («барьерное» скрининг-обследование, пошаговая стратегия)? Какой семантический материал был использован (буквально – какие слова входят в ту или иную тему)?

Интерпретация не представляет сложности, если была проведена тщательная подготовка к тестированию. По сути, именно на этапе подготовки определяются правила интерпретации (об этом уже говорилось в разделе «Пошаговая стратегия»). Основное же правило остается неизменны: в процедуре психозондирования определяется субъективная значимость набора слов, описывающих ту или иную сферу жизнедеятельности испытуемого, объекты, персоны, т.е. первый шаг в интерпретации результатов сводится к тому, что специалист определяет, какие группы слов значимы для испытуемого, а какие нет.

Значимость и искусственная актуализация тем.

Значимость темы – термин, требующий некоторых пояснений. Мы говорим о высокой субъективной значимости темы тогда, когда человек демонстрирует отклонения в ряду психофизиологических показателей от условного базового уровня в случае фокусировки его внимания на семантических коррелятах данной темы.

Иначе говоря, если человеку придется обнаружить некие предметы, явления, слова, которые ассоциативно или напрямую связаны с чем-то, что ранее вызвало (или вызывает теперь) бурный аффективный (эмоциональный) отклик, его поведение и состояние изменятся. Этому явлению посвящено множество исследовательских работ, кроме того, примеров можно найти достаточно и в обыденной жизни, и в литературе. Человек, переживший авиакатастрофу, не сможет хладнокровно воспринять информацию о необходимости следующего авиаперелета и т.д.

Таким образом, субъективно значимая тема может таковой являться только тогда, когда в течение предшествующей жизни или в настоящий момент с ней были ассоциированы существенные эмоциональные переживания человека. Причем наиболее ярко проявляют себя субъективно значимые темы, ассоциированные с негативными переживаниями, негативными эмоциями (страх, тоска, обида, гнев).

Для того чтобы тема, ассоциированная с позитивными эмоциями, была высоко субъективно значима, должно быть соблюдено несколько условий.

Позитивные эмоции не должны быть постоянными и должны возникать редко и остро (например, любовь к детям – как постоянная позитивная эмоция, как правило, не достигает той остроты, которая существенно влияет на отклонение психофизиологических показателей от базового уровня). На пути к достижению такой позитивной эмоции должно стоять труднопреодолимое препятствие, либо эта эмоция, раз пережитая и остро желаемая вновь, не должна быть достижима по каким-то причинам.

Например, трудность приобретения наркотика для достижения наркотической эйфории, общественное порицание или недостаток денег, мешающие игроку полностью отдаться азартной игре, ситуации, опасные для жизни, требующие определенных длительных подготовительных мероприятий от любителя «адреналина», невозможность общения с умершим близким человеком на фоне непреодолимой тяги к этому и т.п. Высокий риск утраты сверхсильной позитивной эмоции.

Несмотря на то что некоторые темы декларируются человеком как высоко субъективно значимые, они таковыми не являются, если не удовлетворяют хотя бы одному из этих условий, а субъективная оценка их продиктована в большей степени социальной ролью и вроде бы логичностью такого положения вещей. Действительно, попробуйте объяснить любящей матери, что ее ребенок – тема невысокой субъективной значимости.

Тем не менее, если с ребенком все в порядке, он не болен, находится под бдительным контролем, это действительно так. И неизбежно значимость темы возрастет в случае высокого риска его утраты (тяжелая болезнь и т.д.).

В ряде случаев метод КПСА предполагает предпроцедурную искусственную актуализацию исследуемых тем. Простейший пример.

Сама ситуация кадрового отбора заставляет человека мобилизоваться и вспомнить о тех проблемах, которые он ни в коем случае не должен показать на собеседовании или во время тестирования. Актуальность тем, связанных с рисками, не допускающими их рассматривать носителя в качестве кандидата на работу, может быть существенно повышена, если перед психозондированием сообщить обследуемому, в каком случае ему будет отказано в приеме на работу. Например, если он наркоман, алкоголик, склонен к воровству, работает на конкурентов и т.д.

В то же время актуализировать темы таким способом не удастся, если человек серьезно не намерен получить место в компании, а пришел на собеседование «просто так». Чтобы поднять актуальность тем до значительного уровня, можно взять с него расписку о том, что в случае выявления того или иного риска, попадающего в сферы интересов правоохранительных органов, информация о нем будет незамедлительно передана в органы правопорядка.

Определение «знака значимости» темы, использование REPER

Практика показывает, что реагирование на значимые темы у разных людей имеет разный характер. Например, испытуемый может существенно ускорить работу по сравнению с контрольными стимулами, отрабатывая группу значимых стимулов.

В другом случае, напротив, происходит замедление реагирования. Иногда мы наблюдаем, что в момент появления субъективно значимых стимулов происходит временная дезорганизация операторской деятельности – увеличивается дисперсия, или, напротив, группа значимых стимулов заставляет испытуемого мобилизоваться, что отражается в снижении дисперсии.

Для определения характера реагирования на значимые стимулы (с каким аффектом связана значимость) вводится дополнительная служебная тема – REPER. Тема состоит из слов группы REPERCO, на которые в процессе теста запрещается нажимать на кнопку.

Ошибочное действие в этом случае сопровождается ремаркой «Зря!» и акустическим подкреплением. Условно считается, что ряда таких ошибок, совершенных в течение одной процедуры, вполне достаточно для того, чтобы у испытуемого выработалась условная реакция по типу «тревожного ожидания» на слова, не требующие нажатия на кнопку («кошка», «котенок»).

В тему REPER как раз и вводятся эти слова, но предъявляются в маскированном виде – как и любая другая тестовая тема. Кластеры темы REPER принято располагать ближе к концу процедуры в расчете на то, что в первой половине теста испытуемый совершит достаточное количество ошибок типа «зря!», чтобы закрепить условную реакцию к словам типа «кошка».

Тестируя в конце процедуры отношение субъекта к этим словам, мы можем получить ответ на вопрос, каким образом человек реагирует на слова, ассоциированные с отторгаемым объектом. Например, если тема REPER значима и при этом наблюдалось замедление реакций (в сравнении с контролем) – столбец темы REPER направлен вправо, значит, все остальные значимые темы, на которые испытуемый отреагировал замедлением, ассоциированы с аффектом тревожного ожидания и в отношении них испытуемый проявляет реакцию избегания.

И наоборот – если значимая тема имеет противоположный REPER у знак, то реакция на эту тему имеет отличную от реакции на REPER природу и, скорее всего, не отражает тревожного ожидания. К сожалению, больше о природе такой реакции сказать ничего нельзя.

На практике приходится сталкиваться со случаями, когда неосознаваемый кластер REPER не вырабатывается, что чаще всего связано с недостаточной силой подкрепления в кластере REPERCO. В этом случае патогномоничными признаками аффектов на момент прохождения процедуры являются любые достоверные значения в таблице NINC-SINC, которая отражает критерий Манна-Уитни между данным кластером и близлежащим нейтральным кластером. Тогда как таблица ALL NINC-SINC характеризует только отношение к данному кластеру в сравнении со всем массивом нейтральных стимулов.

Таким образом, протокол процедуры последовательно отражает:

отношение к конкретному кластеру (проблеме, сфере бытия и пр.); наличие аффектов, т.е. мощных психоэмоциональных переживаний.

Для ряда задач, в особенности при кадровом скрининге, сам факт наличия любой достоверной реакции эквивалентен тому или иному риску. В этом случае при заинтересованности заказчика можно провести дополнительную процедуру с модифицированной «уточняющей» семантической базой (см. раздел «Пошаговая стратегия»).

Шаг второй – анализ ошибок

Анализ ошибок (рассчитано на базу, где общее количество всех стимулов не превышает 2000)

Тип ошибки Допустимое кол-во в первой процедуре Допустимое кол-во в последующих процедурах Возможные причины превышения допустимого кол-ва ошибок 1 2 3 4 РАНО
50 15 Стремление вработаться в ритм процедуры. Неусидчивость, торопливость.

ПОЗДНО
50 15 Заторможенность или низкий уровень интеллекта ЗРЯ НАЖАТО
Не должно превышать количество слов, предъявляемых явно, при появлении которых не надо нажимать на кнопку Меньше в четыре раза, чем в первой процедуре При достаточном уровне интеллекта – сниженная мотивация, откровенное сопротивление обследованию, недостаточный уровень подкрепления (тихий звук в наушниках).Сниженный уровень интеллекта. Сниженная способность к обучению.

«РАНО» больше, чем «ПОЗДНО», достаточный уровень бодрствования, готовность к адаптации к стрессовым ситуациям, высокая активность, способность к творческой оптимизации деятельности, хорошая обучаемость. «ПОЗДНО» больше, чем «РАНО», осторожность в принятии решений, зависимость от мнения окружающих, добросовестность, высокая работоспособность в условиях монотонной работы.

Пример интерпретации ошибочных действий

Относительно малое количество ошибок свидетельствует о достаточной операторской мотивации. Общее время прохождения процедуры (31 мин. 46 сек.) не превышает среднее значение.

Кроме того, преобладание ошибок типа "РАНО" над ошибками типа "ПОЗДНО" свидетельствует о готовности к мобилизации внутренних ресурсов для адаптации к стрессовым ситуациям, о достаточно высоком уровне бодрствования, динамичности, активности.

Обладает высокой работоспособностью, стрессоустойчив. Способен принимать важные, ответственные решения, руководствуясь логикой и профессиональным опытом.

Хорошо ориентируется в потоке информации, в состоянии находить оптимальные решения, в том числе в экстремальных ситуациях. Хорошо обучаем, способен оптимизировать свою деятельность.
Отмечается высокий уровень самоконтроля (мало ошибок). Уравновешен. Судя по психофизиологическим показателям, испытуемый имеет развитые адаптационные механизмы.

Шаг третий – сопоставление выявленных значимостей с задачами обследования

Если существует четкое представление о цели обследования, детально продумана гипотеза, которая лежит в основе теста, интерпретация результатов не должна представлять никаких трудностей.

Это можно пояснить на примере обследования группы лиц на предмет отношения к первому лицу компании, выявления скрытой враждебности к нему. Представим, что некий заказчик хочет оценить отношение к нему со стороны подчиненных сотрудников.

В такой «свободной форме» как правило формулируются все задачи, которые ставятся перед специалистами неискушенными в тонкостях КПСА заказчиками. Воспользуемся вышеприведенным алгоритмом действий, чтобы решить поставленную задачу.

1. Формализация задачи.

Необходимо выяснить у заказчика, что он имеет в виду под «отношением» к первому лицу со стороны подчиненных. Заказчику следует пояснить, что результат тестирования не сведется к случайно выявленному набору признаков, а лишь подтвердит или опровергнет наличие заранее заданного (интересующего заказчика) признака.

Какого рода «отношения» подчиненных к первому лицу интересуют заказчика? Нужно добиться конкретных формулировок.

Например, заказчик желает выявить лиц, которые испытывают к нему чувство искренней преданности, и лиц, относящихся к нему враждебно.

В разделе «Шаг первый – определение значимостей» мы рассматривали условия, при которых позитивная значимость может быть выявлена с помощью КПСА. Как видим, такой признак, как «личная преданность», не соответствует ни одному из вышеперечисленных условий, а следовательно, не может быть оценен с помощью КПСА. Об этом ограничении следует информировать заказчика и отказаться от выявления этого признака в предстоящем обследовании.

Напротив, откровенно враждебное отношение как «негативная значимость», ассоциированная с негативными эмоциями, вполне может быть исследовано.

2. Выдвижение основной гипотезы.

Выдвигается гипотеза о том, что реакции на слова, представляющие собой имя и/или прозвища (бытующие в коллективе) первого лица, будут отличаться от реакции на контрольные стимулы в том случае, если тестируемый испытывает те или иные негативные эмоции по отношению к шефу.

3. Подбор стимулов.

Разумеется, в число тестовых стимулов мы включаем фамилию первого лица, его имя. Важно то, что мы обязательно должны включить в число стимулов прозвище или прозвища первого лица, наиболее часто употребляемые в коллективе. Для этого необходимо получить дополнительную информацию от сотрудников службы безопасности.

Возможно провести неформальный опрос среди сотрудников

4. Составление семантической базы.

При составлении семантической базы учитываем, не имеют ли прозвища двойного толкования. Например, прозвище «Воробей» от фамилии Воробьев – может толковаться двояко, поэтому место данного стимула в кластере темы ПЕРВОЕ ЛИЦО – за опорным словом (которым может служить, например, сочетание имени и фамилии – «Иван Воробьев»). Наоборот, уникальное прозвище, например, «Усач» – редко встречаемая вне контекста конструкция – само может послужить опорным словом.

Не следует забывать также о том, что семантическая база должна состоять как минимум из трех-четырех тем. Поэтому следует подобрать для «разбавления» тестового материала другие темы, не имеющие отношения к исследуемому вопросу.

5. Проведение тестирования.

Перед тестом можно искусственно актуализировать значимость исследуемой темы, предупредив обследуемого, что он будет проходить тест на лояльность к руководству. Это, впрочем, необязательное условие, но может поспособствовать более отчетливым реакциям, что даст более отчетливые результаты

6. Интерпретация.

В результате теста мы получаем достоверно значимую тему ПЕРВОЕ ЛИЦО, в случае если обследуемый испытывает негативное отношение к шефу (согласно нашей гипотезе – см. п. 2), направленную вправо или влево. Направление «сонаправленное» со значимой шкалой REPER, уточняет отношение к первому лицу – с первым лицом связаны некие тревожные ожидания. «Разнонаправленность» со значимой шкалой REPER говорит о негативном отношении к первому лицу, но не связанному с тревожным ожиданием (это может быть скрытая агрессия, мотивация нанесения ущерба и т.п.). Если шкала REPER незначима, без уточнения причин мы констатируем негативное отношение к первому лицу.

Если незначима тема ПЕРВОЕ ЛИЦО, это говорит об индифферентном или позитивном отношении к первому лицу со стороны испытуемого.

7. Планирование дальнейших действий.

Уточнить характер негативной реакции можно последующим тестированием, где будут выдвинуты другие гипотезы (что может указать на агрессию испытуемого или мотив нанесения ущерба, какой именно ущерб) и в соответствии с ними подобраны группы стимулов. Однако чаще всего результаты, полученные на первом этапе, оказываются достаточными, так как круг лиц – потенциальных носителей исследуемого риска – определен.

И.К. Нежданов, Москва

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.