Соотношение криминалистических и процессуальных задач при проведении специальных психофизиологических исследований с применением полиграфа

By | 18.12.2017

 

Соотношение криминалистических и процессуальных задач при проведении специальных психофизиологических исследований с применением полиграфа

(Халиков А.Н.)

(“Российский следователь”, 2016, N 4)

Информация о публикации

Халиков А.Н. Соотношение криминалистических и процессуальных задач при проведении специальных психофизиологических исследований с применением полиграфа // Российский следователь. 2016. N 4. С. 12 – 16.

 

СООТНОШЕНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ЗАДАЧ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА

А.Н. ХАЛИКОВ

 

Халиков Аслям Наилевич, профессор Института права Башкирского государственного университета, доктор юридических наук.

 

Соотношение криминалистических и процессуальных задач при проведении специальных психофизиологических исследований с применением полиграфаВ статье рассматриваются проблемы психофизиологических исследований с применением полиграфа в деятельности правоохранительных органов в целях борьбы с преступностью. Главным критерием законности применения полиграфа выступают ценностные категории соблюдения прав человека. Проводится дифференциация применения полиграфа в уголовно-процессуальной деятельности и в сфере криминалистики. Обосновывается необходимость широкого применения полиграфа для получения ориентирующей информации при выявлении и раскрытии преступлений. Со значительными ограничениями следует применять полиграф при доказывании обстоятельств преступления.

 

Ключевые слова: борьба с преступностью, детектор лжи, доказывание, психофизиологические исследования, полиграф, уголовно-процессуальная деятельность, криминалистика, ориентирующая информация.

 

Interrelation of criminalistic and procedural tasks at carrying out special psychophysiological research with use of the polygraph

A.N. Khalikov

 

Khalikov Aslyam N., Professor of the Institute of Law of the Bashkir State University, Doctor of Law.

 

The problems of psychophysiological research using polygraphs in the activities of law enforcement agencies to combat crimes are viewed. The main criterion of the legality of using the polygraph is the values categories of human rights. The polygraph use in criminal procedure and in the field of criminalistics is differentiated. The necessity of wide use of the polygraph to obtain orienting information in identifying and solving crimes is proved. The polygraph should be used with significant restrictions in proving the circumstances of the crime.

 

Key words: combating crime, lie detector, proving, psychophysiological research, polygraph, criminal procedure, criminalistics, orienting information.

 

Специальное психофизиологическое исследование с применением полиграфа (детектора лжи) – это разработанная система использования специальных знаний, сопряженных с применением технических средств, в целях проверки психических и психофизиологических реакций человека в ответ на предъявляемые стимулы с фиксацией результатов исследований и их реализацией для правоохранительных задач.

Сегодня вряд ли кто-то сомневается в практической пользе применения полиграфа в сфере борьбы с преступностью, что не является причиной уменьшения спорных моментов в отношении его информационных возможностей при расследовании преступлений. Имеет место широкий диапазон различных мнений российских и зарубежных ученых, начиная от предложений по весьма ограниченному проведению исследований в непроцессуальных целях до использования результатов в качестве полновесных заключений эксперта (в форме так называемых психофизиологических экспертиз с применением полиграфа) <1>.

——————————–

<1> См., например: Игнатьева М.Ю., Степущенко О.А. Опыт организации судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа в Экспертно-криминалистическом центре Министерства внутренних дел по Республике Татарстан // Эксперт-криминалист. 2008. N 2. С. 29 – 31; Белкин А.Р. Допустимость, достоверность, процессуальная пригодность, или Еще раз о роли полиграфа в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. 2013. N 2. С. 14 – 20.

 

Одним из излюбленных аргументов сторонников широкого применения полиграфа является его достаточно большая результативность при изобличении преступников и, соответственно, несомненная польза для раскрытия преступлений.

Однако даже если бы была стопроцентная эффективность исследований на детекторе лжи (что вряд ли когда-либо будет), то и в этом случае эти исследования могут и должны оцениваться исключительно с правовых позиций, а именно исходя из социальных критериев эффективности применения полиграфа, т.е. конституционного требования соблюдения прав и свобод человека и гражданина, которые, согласно ст. 2 Конституции РФ, являются высшими благами в обществе и государстве.

Ценностные начала во взаимосвязи с деятельностью по борьбе с преступностью в определенной степени позволяют нам говорить о соотношении процессуальных и криминалистических задач, первые из которых регулируют, а вторые направляют активное противодействие криминальным явлениям. В этом аспекте необходимо определить место исследований с применением полиграфа в диапазоне от ориентирующей информации и до возможности использования его в качестве доказательства. Иными словами, широкое и весьма дискуссионное применение психофизиологических исследований лиц, вошедших в орбиту интересов органов предварительного расследования, ставит вопрос о дифференциации процессуальных и криминалистических задач при производстве специальных исследований с применением полиграфа.

Задачами уголовного судопроизводства или, как указано в ст. 6 УПК РФ, его назначением является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, с одновременной защитой личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Речь идет о разграничении процессуальных задач обвинения и защиты при установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию, при определении которых следует исходить из принципа состязательности уголовного судопроизводства и равноправия сторон перед судом (ст. 15 УПК РФ). Однако здесь нужно различать активный процесс функции обвинения с применением всех возможных государственных средств и правоохранительных сил и функцию защиты, где нет соответствующих силовых и административных ресурсов. Анализ всей совокупности уголовно-процессуальных норм показывает, что защита явно пасует перед стороной обвинения, доказательством чему служат традиционные 99,5% обвинительных приговоров и снижение числа оправдательных почти до нуля. Спасает только презумпция невиновности, заставляющая правоохранительные органы более тщательно доказывать виновность лица (лиц) в совершении преступления, ориентируясь на необходимость оценки доказательств с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Соответственно, возникает вопрос о месте психофизиологических исследований при решении задач уголовного судопроизводства, особенно когда их проводят в форме психофизиологической экспертизы.

В теории судебной экспертизы принято экспертные выводы подразделять на категоричные и вероятные (предположительные) <2>. Разумеется, выводы по психофизиологическим исследованиям с применением полиграфа могут быть только предположительными относительно получаемых сведений, так как представляют собой интерпретацию полиграфологом зарегистрированных сигналов, его суждение о знании той или иной информации лицом, прошедшим проверку. Если мы сюда добавим, что речь идет не о строго материальных объектах, а о множестве физиологических и психических процессов в организме человека, не все из которых хорошо изучены, то достоверность вероятностных выводов полиграфолога и вовсе следует поставить под сомнение.

——————————–

<2> Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2011. С. 243 – 245.

 

Как критически замечает В.М. Бозров, использование полиграфа в доказывании означает перевод правосудия из социального явления в техническое, с ликвидацией всего современного уголовного судопроизводства, поскольку достаточно будет заслушать обвиняемого и потерпевшего, с помощью полиграфа определить, кто из них говорит правду, и принять решение по существу <3>.

И к этому еще необходимо прибавить обстоятельство, которое постоянно подчеркивают сами специалисты-полиграфологи. Это большое значение квалификации лица, проводящего исследование. Если эксперт-дактилоскопист или эксперт-химик могут даже при невысоком уровне подготовки в ситуации проведения наиболее распространенных исследований сделать очевидный вывод по поставленным следствием вопросам, то при психофизиологическом исследовании важнейшую роль играет субъективный фактор (личность специалиста). Последнее в целом идет вразрез с принципом объективности производства экспертных исследований.

——————————–

<3> Бозров В.М. “Лай-детектор” и правовое заключение ученых в уголовном процессе: реальность и перспективы // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. N 6 (11). С. 199.

 

Вышеуказанные факторы существенно повышают риск ошибочных выводов по результатам психофизиологических исследований, точность которых, по оценкам специалистов, колеблется от 75% до едва ли не 100% <4>. На наш взгляд, даже одного процента заведомо существующей ошибочности результатов исследований с применением полиграфа достаточно для отрицательного решения вопроса о возможности использования их в качестве источника доказательств при обвинении лица в совершении преступления.

——————————–

<4> Ищенко Е.П. Полиграф Полиграфович. М., 2014. С. 54.

 

Дело в том, что сегодня полиграф все чаще ассоциируется чуть ли не с признанием лица в совершении преступления, притом что речь идет о психофизиологических реакциях организма на сконструированные исследователем вопросы, в то время как понятие “признание вины” должно проявляться в свободном и сознательном волеизъявлении человека.

Поэтому мы полагаем, что применение полиграфа в доказывании виновности лица, пусть опосредованно, противоречит ст. 51 Конституции РФ, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Использование полиграфа стороной обвинения противоречит критерию достоверности доказательств, понимаемых как сведения, которые можно проверить следственными и иными действиями. Никто не должен быть обвинен на основании не поддающихся проверке суждений, которые к тому же зависят от личностных характеристик исследователя.

Но это не исключает широкого применения полиграфа в борьбе с преступностью в криминалистической деятельности, не связанной с доказыванием виновности лица в совершении преступления. Поскольку задачей уголовного процесса является защита от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод, в этом аспекте полиграфолог может блестяще выполнить свою функцию в целях обоснования позиции стороны защиты о невиновности человека <5>. Тому есть наглядные примеры, в том числе в практике автора данной статьи.

——————————–

<5> Здесь мы солидарны с Ю.И. Холодным. См.: Холодный Ю.И. Применение полиграфа при расследовании преступлений коррупционной направленности // Взаимодействие органов государственной власти при расследовании преступлений коррупционной направленности: проблемы и пути их решения: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения выдающегося российского ученого Николая Сергеевича Алексеева (г. Москва, 23 октября 2014 года). М., 2014. С. 327 – 329.

 

Так, гр-ка Р., занимаясь риелторской деятельностью, решила заполучить в собственность квартиру мужа, которая досталась ему от умерших родителей. Для выполнения задуманного Р. инициировала заявление в следственные органы, что М. занимался развратными действиями с их малолетней дочерью 8 лет, когда оставался с ней наедине. Однако М. категорически отрицал факт совершения каких-либо подобных действий в отношении дочери. Мужчина прошел проверку на полиграфе. Реакций, которые могли бы указывать на недостоверность сообщаемых им сведений, выявлено не было. Показательно, что Р. от психофизиологического исследования отказалась. По совокупности всех собранных доказательств в отношении М. уголовное дело было прекращено.

В другой ситуации работники органов ФСКН России совершили провокационные действия с помощью гр-ки З., оказавшей им содействие. Была имитирована продажа наркотиков от продавца Л. покупателю З., с изъятием у нее наркотиков. При этом у Л. были изъяты деньги, которые в действительности ей подбросили сами работники ФСКН России. В отношении Л. было проведено исследование с применением полиграфа, которое показало, что она не имеет никакого отношения к сбыту наркотиков. Также по совокупности доказательств уголовное преследование в отношении Л. было прекращено.

Таким образом, исходя из назначения уголовно-процессуального судопроизводства, мы полностью поддерживаем использование психофизиологических исследований с применением полиграфа для решения задач по защите от незаконного и необоснованного обвинения лиц, невиновных или непричастных к совершению преступлений. В этом случае полиграф служит реализации принципа презумпции невиновности, когда может быть использован весь арсенал процессуальных мер для доказывания невиновности человека к совершению преступлений при изначальном его конституционном статусе как невиновного.

Однако вышеизложенный довод может привести нас к противоречивой ситуации, когда полиграфолог, вопреки утверждениям человека о своей невиновности, сообщит сведения о его участии в совершении преступления или иного рода причастности к преступным действиям. Тогда возникает вопрос: могут ли результаты таких исследований быть положены в систему доказательств виновности гражданина? Мы считаем, что нет. И не столько в силу предположительного характера выводов, а именно в силу ст. 51 Конституции РФ, когда лицо в результате проведенного с применением полиграфа исследования фактически лишается права не свидетельствовать против себя самого.

Возможно, с точки зрения уголовного процесса такой подход может показаться нестандартным решением, но мы придерживаемся мнения, что в рамках уголовного судопроизводства полиграф может быть применен при доказывании обстоятельств незаконности и необоснованности обвинения с одновременным запретом его использования для доказывания обвинения лица в совершении преступления.

Криминалистический подход к практике применения полиграфа намного шире, поскольку речь идет не только о расследовании преступлений, но и об их выявлении, раскрытии, пресечении и предупреждении. Данные виды криминалистической деятельности хотя и связаны с расследованием и даже отчасти являются его содержанием, все же имеют свою специфику, не всегда напрямую связанную с доказыванием вины лица в совершении преступления.

Как известно, наиболее общей задачей криминалистики является содействие борьбе с преступностью с помощью специфических сил и средств. Прикладными задачами криминалистики являются разработка на основе всестороннего использования достижений современной науки и техники специальных средств, приемов и методов борьбы с преступностью. Криминалистика использует широкий спектр современных технологий противодействия преступности, что можно сравнить с военными задачами, направленными на защиту от внешних врагов, где также используется весь потенциал государства для эффективного достижения поставленных целей.

Понятие “борьба с преступностью” охватывает правовые и практические виды деятельности. Она осуществляется с опорой на положения уголовного и уголовно-процессуального права, но в не меньшей степени эффективность противодействия преступности зависит от компетенции всех сотрудников правоохранительных органов, их навыков применения технико- и тактико-криминалистических средств и методов. Причем на практике следственный и оперативно-розыскной виды деятельности имеют весьма условное деление: вряд ли можно жестко разделить криминалистическую деятельность по выявлению или раскрытию преступлений и действия оперативно-розыскного характера, направленные на решение тех же задач.

Выявление преступлений означает добывание информации об их подготовке, совершении и последствиях. Исследования с применением полиграфа, несомненно, могут помочь в собирании информации о круге лиц, совершающих преступления, с определенным при этом “отсевом” тех, кто не имеет отношения к расследуемым событиям.

При предупреждении преступлений правоохранительные органы могут использовать предоставленную полиграфологом информацию для принятия мер превентивного характера.

Очевидно, самым распространенным случаем применения полиграфа является проведение психофизиологических исследований в раскрытии преступлений, при установлении в ходе расследования возбужденного уголовного дела лиц (лица), совершивших преступление. Указанная работа осуществляется с момента обнаружения преступления и возбуждения уголовного дела до момента установления преступника и предъявления ему обвинения в совершении конкретного деяния.

Процесс раскрытия преступлений предполагает получение информации самого широкого характера, которая указывала бы правильные пути к установлению обстоятельств преступления и лица, его совершившего. Речь идет о так называемых благоприятных и неблагоприятных следственных ситуациях, в зависимости от информационной наполненности которых возможно выдвижение множества версий, порой взаимоисключающих. Раскрытие и расследование преступлений нередко осуществляется в обстановке крайней неочевидности, когда приходится отрабатывать самые невероятные предположения и лиц, которые на первый взгляд не могут быть причастны к случившемуся.

В подобных ситуациях проведение психофизиологических исследований с применением полиграфа позволяет оперативно отработать различные версии в отношении заподозренных лиц, а также свидетелей и потерпевших. В практике автора статьи тому есть положительный пример.

При раскрытии убийства прокурора г. Сибая Республики Башкортостан в декабре 2003 г. проверку на полиграфе прошел гр-н Д., который, по оперативным данным, продал огнестрельное оружие убийцам. Однако его показания были недостаточно конкретны и вызывали сомнения в части поиска исполнителей убийства. Только после исследования с применением полиграфа и демонстрации Д. полученных результатов он дал следователю полностью правдивые и детальные показания об обстоятельствах реализации оружия и личностях убийц, которые через непродолжительное время были задержаны. Преступление было раскрыто.

В целом, если исходить из криминалистических закономерностей расследования, речь идет о правильной оценке ситуации с традиционной работой методами “проб и ошибок”, “перебора вариантов” или “невода” (когда по делу собираются данные вообще, а впоследствии из них выбираются значимые) с переходом на поиск истины и решение уголовно-процессуальных задач <6>. В подобных ситуациях, когда, как известно, 50% преступлений, по статистике (не только российской, но и зарубежной), остаются нераскрытыми, полиграф является незаменимым средством, значительно облегчающим работу оперативных и следственных работников в борьбе с преступностью.

——————————–

<6> Курс криминалистики: В 3 т. / Под ред. О.Н. Коршуновой и А.А. Степанова. СПб., 2004. Т. 1: Общетеоретические вопросы. Криминалистическая техника. Криминалистическая тактика. С. 146.

 

В то же время, если мы ограничиваем применение полиграфа в доказывании, его использование в рамках криминалистической техники также должно иметь свои пределы. Сегодня мы не видим оснований говорить о “криминалистической полиграфологии” как частной криминалистической теории, что предполагает отнесение полиграфа к криминалистической технике со всеми вытекающими отсюда последствиями для науки и практики. Использование полиграфа пока не удовлетворяет основным требованиям, предъявляемым к криминалистической технике, как минимум в части научной обоснованности – опоры выводов полиграфолога на подлинно научные достижения, прошедшие экспериментальную проверку и признанные следственной и судебной практикой <7>. Как предостерегает Я.В. Комиссарова, слишком велика опасность, что “прописка” в криминалистике может создать иллюзию глубины проработанности проблемы, в то время как на самом деле далеко не все ученые и практики осознают необходимость целенаправленного использования методов прикладной психофизиологии в борьбе с преступностью <8>.

——————————–

<7> Там же. С. 198.

<8> Комиссарова Я.В. Криминалистическая полиграфология: миф или реальность? // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2011. N 1. С. 106.

 

В заключение отметим, что перспективы использования полиграфа в сфере борьбы с преступностью сегодня достаточно позитивные. Объективная необходимость проведения психофизиологических исследований, обусловленная, как нами показано, процессуальными и криминалистическими задачами, дает направление для дальнейшего технического и методического совершенствования в этой области. Умеренный оптимизм основан, с одной стороны, на положительном опыте проведения такого рода исследований грамотными специалистами (прежде всего силами полиграфологов Следственного комитета РФ). С другой стороны, он связан с осознанием необходимости защиты прав человека всеми доступными средствами, что включает и защиту лица от необоснованного обвинения в совершении преступления.

 

Литература

 

1. Белкин А.Р. Допустимость, достоверность, процессуальная пригодность, или Еще раз о роли полиграфа в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. 2013. N 2. С. 14 – 20.

2. Бозров В.М. “Лай-детектор” и правовое заключение ученых в уголовном процессе: реальность и перспективы // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. N 6 (11). С. 197 – 202.

3. Игнатьева М.Ю., Степущенко О.А. Опыт организации судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа в экспертно-криминалистическом центре Министерства внутренних дел по Республике Татарстан // Эксперт-криминалист. 2008. N 2. С. 29 – 31.

4. Ищенко Е.П. Полиграф Полиграфович. М., 2014.

5. Комиссарова Я.В. Криминалистическая полиграфология: миф или реальность? // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2011. N 1. С. 96 – 108.

6. Курс криминалистики: В 3 т. / Под ред. О.Н. Коршуновой, А.А. Степанова. Т. 1: Общетеоретические вопросы. Криминалистическая техника. Криминалистическая тактика. СПб., 2004.

7. Пеленицын А.Б., Сошников А.П. О научной обоснованности применения полиграфа // Эксперт-криминалист. 2011. N 2. С. 12 – 15.

8. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2011.

9. Холодный Ю.И. Применение полиграфа при расследовании преступлений коррупционной направленности // Взаимодействие органов государственной власти при расследовании преступлений коррупционной направленности: проблемы и пути их решения: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения выдающегося российского ученого Николая Сергеевича Алексеева (г. Москва, 23 октября 2014 года). М., 2014. С. 327 – 329.

 

 

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.