Мнение по содержанию проекта ФЗ «О применении полиграфа»

By | 07.07.2017
Проверка на детекторе лжи

В последние два года в Государственной думе Российской Федерации осуществляется попытка разработки законодательных основ применения полиграфных устройств. Нам пришлось дважды участвовать в рассмотрении проекта федерального закона «О применении полиграфа».

Мнение по содержанию проекта Федерального закона «О применении полиграфа»

Н.И. Мягких, кандидат психологических наук, Москва

Источник: журнал “Российский Полиграф”

Не будем затрагивать тему необходимости подобного законодательного акта, а рассмотрим основные принципиальные положения законопроекта, вызывающие серьезные возражения.

В первую очередь вызывает недоумение нежелание разработчиков учитывать сложившиеся реалии в ряде принципиальных правовых аспектов, отражающих содержание процедурных понятий.

Речь идет о Рекомендациях Государственного комитета Российской Федерации по стандартизации и метрологии, принятых постановлением Госстандарта РФ от 29.08. 2001 г. «362-ст.».

Ими устанавливается Единый кодификатор предметов обеспечения для федеральных государственных ведомств. В соответствии с указанным Единым кодификатором полиграфные устройства отнесены к классу 5060 и представляют собой аппаратуру для специальных психофизиологических исследований (СПФИ). Другими словами Госстандарт РФ установил четкое наименование понятия, связанного с применением полиграфных устройств.

Разработчики законопроекта, несмотря на наши замечания, полностью игнорируют постановление Госстандарта и оперируют понятием «опрос».

Не углубляясь в дальнейшие полемические рассуждения о правильности терминов, мы хотим отметить только возможность компромиссного решения: правовые аспекты, касающиеся использования полиграфных устройств в обеспечении кадровой работы, должны базироваться на понятии «специальные психофизиологические исследования».

Мнение по содержанию проекта ФЗ «О применении полиграфа»Это согласуется и со ст. 70 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающей испытание кандидатов в целях проверки их соответствия поручаемой работе. Данный подход соответствует сложившейся практике СПФИ при изучении кандидатов на службу в системе МВД России и сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации.

Понятие «опрос» нормативно закреплено в Законе об оперативно- розыскной деятельности, в работе с кадрами органов внутренних дел «опрос» не используется. Поэтому положения законопроекта, регламентирующие трудовые отношения и связанные с этим предупредительные мероприятия, следует определять, базируясь на СПФИ.

Следующий аспект законопроекта, вызывающий возражения, касается положения статей законопроекта (ст. 22, 24, 31), регламентирующих подготовку специалистов и контроль за их деятельностью. Проектом предусматривается для этих целей создание некой межведомственной комиссии.

Это противоречит действующим правовым актам, в частности постановлению Правительства РФ от 26.06. 1995 г. № 610 «Об утверждении типового положения об образовательном учреждении дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов» в редакции постановлений Правительства РФ от 10.03.2000 г. № 213, от 23.12. 2002 г. № 919, от 31.03. 2003 г. № 175 («Собрание законодательства РФ», 03.07. 1995 г., № 27, ст. 2580; 20.03. 2000 г., № 12.

Стремление к созданию надзирающего, координирующего органа – «межведомственной комиссии» за применением полиграфных устройств подается как благое дело по контролю за уровнем профессионализма специалистов.

Но данное решение беспрецедентно, не имеет аналогов в других сферах общественной и социальной жизни современного демократического общества.

Встречный вопрос разработчикам: что, ошибки в применении результатов полиграфных исследований более трагичны для человека и общества, чем ошибка хирурга, чем вред, наносимый частыми рентгенологическими исследованиями?

В научных и профессиональных кругах всегда находят механизмы контроля за профессионально неэтичным поведением специалистов в той или иной области, в профессиональной аттестации. Так зачем перегружать законодательный акт излишними, противоречащими положениями в части, касающейся правовых норм в сфере образования и профессиональной подготовки специалистов?

Замечаний более частного содержательного характера законопроект содержит множество. Например: понятие «опрос» трактуется как «совокупность действий», хотя существуют более адекватное наименование – «процедура»; в статье о целях и области применения опросов не упомянуты направления применения в сфере трудовых отношений; порядок проведения подается как принципы.

Неоднозначно воспринимается содержание ст. 8 законопроекта о порядке использования результатов опроса. В начале указывается, что результаты опроса носят «ориентирующий характер», что воспринимается как использование их в качестве сведений о направлении проверочных мероприятий, а в конце статьи предлагается зафиксировать положение о том, что результаты опроса могут рассматриваться в качестве «доказательства по делу».

Подобного рода замечаний множество, в связи, с чем мы посчитали необходимым предложить переработать проект.

Отдельно следует отметить выбранную разработчиками проекта тактику согласования замечаний. Указывается срок предоставления ведомством предложений и замечаний в 1–2 дня. Этого явно недостаточное для серьезной проработки проекта и, следовательно, для конструктивных критических замечаний, что приведет к формальному подходу оппонентов.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.