Закон о полиграфе – полиграф в роли дубины

By | 07.07.2017

        Обсуждаемый закон о полиграфе – законопроект, лично для меня, не стало неожиданным, в смысле необходимости принятия такого законопроекта вообще и его содержания в частности; не было сомнений в том, что такой закон необходим, как и не было сомнений в том, нельзя было питать какие-либо иллюзии, относительно разумности его содержания.

Полиграф в роли дубины (О проекте нового закона – Закон о полиграфе)

Первое, на что обращаешь внимание – это декларируемые законопроектом его цели – «…защита прав и свобод физических лиц, в отношении которых инициируется опрос с применением полиграфа, а также установление прав и обязанностей физических и юридических лиц, инициирующих и/или выполняющих такие опросы» (ч.2 ст.1 законопроекта). К чему такое лицемерие – лично мне, не понятно – если, конечной целью психофизиологического исследования является выявления скрываемой информации, о защите каких прав и свобод исследуемого лица, в данном случае, идет речь?

Тем более что ч.3 ст.1 Законопроекта, определяя отношения, на которые он распространяется, дает их общий перечень, а именно:

«1) при получении и подтверждении допуска к сведениям, составляющим государственную тайну;

2) в ходе оперативно-розыскной деятельности;

3) в ходе расследований или судебных разбирательств;

4) в процессе установления и осуществления трудовых отношений в соответствии с нормами трудового законодательства;

5) при предоставлении убежища или при признании беженцем на территории Российской Федерации;

6) по инициативе опрашиваемого лица и в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

Особенно смущают эти самые «иные случаи» – тем самым, дается весьма широкий простор для использования полиграфа на основе, например, законов, принимаемых субъектами Российской Федерации, не говоря уже о возможностях ведомственного «нормотворчества»…

Второе, на что невозможно не обратить внимания – монополизация государством права на использование такого эффективного инструмента, как полиграф для выявления скрываемой информации.

Данный вывод основан на том, что инициаторами проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа, в основном, выступают Федеральные органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, организации.

Право граждан на инициирование исследований на полиграфе, предусмотренные законопроектом, полагаю, всего лишь некий реверанс в сторону разговоров о демократизации; подавляющее большинство граждан, не только не смогут сформулировать вопросы для прохождения тестов, но и имеют весьма смутное представление о том, что же такое полиграф и как все это работает.

Для адвокатов подобный подход законодателя означает, что он будет лишен возможности, как это происходит сейчас, быть инициатором психофизиологического исследования, а тем самым, ограничен в возможностях сбора доказательств в порядке, предусмотренном ч.3 ст.86 УПК РФ.

Т.е., данный законопроект, ограничивая право граждан на защиту, тем самым вступает в противоречие с ч.2 ст.45 Конституции РФ, гарантирующей гражданам право защищать себя всеми, не запрещенными законом способами.

Адвокат же, равно, как и «…иной законный представитель опрашиваемого лица» при проведении психофизиологического исследования, по мнению законодателя, лишь:

Обязан «…строго следовать полученным от полиграфолога инструкциям, не имеет права вмешиваться в его действия при выполнении тестирования на полиграфе, в том числе делать какие-либо замечания или заявления», а также несет «…ответственность за разглашение информации, ставшей им известной при проведении предтестовой беседы, тестировании на полиграфе и послетестовой беседы, в соответствии с законодательством Российской Федерации» (ч.ч.1 и 2 ст.29 Законопроекта).

Т.е., адвокат, в данном случае, фактически, выполняет роль декоративную, больше свойственную предмету интерьера, чем активному участнику проводимого действия.

Не трудно представить себе последствия принятия законопроекта в том виде, в котором он существует сейчас; с одной стороны, государство получает дополнительную манипулирования правами и свободами граждан, поскольку опросы при помощи полиграфа, при желании (а то, что такое желание возникнет – сомнения нет), можно будет делать по любому поводу; с другой – возможность граждан, желающих использовать возможности полиграфа, например, для подтверждения достоверности сообщаемых ими фактов, практически сводится к нулю.

Достаточно нетривиальны подход законодатель продемонстрировал и в части требований к специалисту-полиграфологу: так, кроме того, что кандидат на получение квалификации специалиста-полиграфолога должен имеет российской гражданство, он должен, согласно ч.2 ст.22 Законопроекта:

– иметь высшее образование;

– иметь возраст не менее 25 лет;

– пройти подготовку или переподготовку по специальности в порядке, установленном Межведомственной комиссией по опросам с применением полиграфа;

– не иметь судимостей;

– не иметь заболеваний, влекущих утрату дееспособности или правоспособности.

Вопросы возникают по каждому из данных пунктов Закона о полиграфе;

при всем уважении к высшему образованию, все же следует понимать, насколько велики, могут быть различия в направлениях специалистов, выпускаемых ВУЗами – т.е., допустим, выпускник строительного ВУЗа по специальности «тепловые электростанции» сможет, после подготовки «в порядке, установленном Межведомственной комиссией по опросам с применением полиграфа»? Т.е., для того, чтобы понять сложнейшую систему взаимосвязей психофизиологических процессов человека, которые до конца не изучены и по настоящее время, достаточно изучить программу, утвержденную некой Межведомственной комиссией?

Не очень понятно, какой сакральный смысл автор законопроекта вкладывает в достижение человеком, именно 25-ти летнего возраста для допуска в таинства психофизиологических исследований при помощи полиграфа; почему не 24 или, скажем, не 30-тилетие, могут стать тем возрастом, когда человек может претендовать на право проведения психофизиологических исследований?

С отсутствием судимости тоже не все просто – привлечение человек к уголовной ответственности за преступление, совершенное по неосторожности, например, по ст.264 УК РФ, по мнению автора законопроекта, является достаточным основанием для безусловного запрещения заниматься психофизиологическими исследованиями.

Совсем уж запредельным выглядит требование не иметь заболеваний, влекущих утрату дееспособности и (внимание!) правоспособности.

Допустим, автор законопроекта не является специалистом в области медицины и может не знать, что, например, осложнение обычного гриппа может повлечь за собой необратимые изменения в организме, приводящие, в том числе, и к невменяемости, а потому, следуя логике автора законопроекта, грипп нужно отнести к заболеваниям, которое может повлечь утрату дееспособности.

Но, готовя законопроект, т.е. документ, который может стать законом, т.е. обладать юридической силой и обязателен к исполнению на всей территории РФ, неужели было трудно заглянуть в Гражданский Кодекс РФ для получения представления об определении понятия «правоспособность»?

И что это за заболевание, которое позволяет считать человека не родившимся? Кстати, к утрате правоспособности, т.е., смерти человека, может привести уже упоминавшийся грипп…

Кроме того, что данный законопроект, если выражаться максимально мягко и деликатно, весьма недоработан, он еще и содержит в себе потенциально опасные, с точки зрения коррупционности новеллы.

Например, кроме уже упоминавшихся возможностей расширять, практически до бесконечности, случаев проведения, как обязательного, так и добровольного (по сути, добровольно-принудительного) опроса на полиграфе, как на региональном, так и на ведомственном уровнях, требования к кандидатам на получение квалификации специалиста-полиграфолога не являются исчерпывающими – допускается установление органами государственной власти дополнительных требований к отбору и подготовке полиграфологов. Не трудно представить, какой простор для «административного восторга» дают возможности устанавливать эти самые дополнительные требования. Кроме того, обязательная сдача каждые пять лет квалификационных экзаменов, даст возможность «держать в узде» особо самостоятельных полиграфологов. Тем более что новелла о гарантиях независимости их в законопроекте отсутствует.

Жаль, что к проекту законопроекта не приложен проект Положения о Межведомственной комиссии по опросам с применением полиграфа, утверждаемый Правительством Российской Федерации. Согласно предлагаемому проекту законопроекта, специалист-полиграфолог оказывается полностью бесправным.

Сколько будет стоить подготовка и переподготовка? А какие гарантии для принятия специалистом независимого решения?

Межведомственная комиссия будет контролировать подготовку специалистов, и давать разрешение полиграфологу на обучение третьих лиц технологии опросов с применением полиграфа (ст. 24, п.5).

Межведомственная комиссия разрабатывает единые методические нормы проведения опросов с применением полиграфа. В России сложилось несколько школ со своими метододическими подходами, которые успешно работают и имеют право на существование.

Бесспорно, необходимо соблюдение общих принципов. Но монополизация методик приведет за собой монополизацию техники. Работать специалистам придется только на строго определенных полиграфах и по тестам, утвержденным Межведомственной комиссией.

Любой монополизм приводит к стагнации, отсутствию развития науки. Однако это хорошая возможность задавить конкурентов с помощью административного ресурса.

Сколько нужно полиграфологов чтобы проверять граждан согласно ст.3, проекта рассматриваемого законопроекта? Целый пси-корпус из сериала «Вавилон-5»?

Интересно, кто входит в рабочую группу по разработке этого законопроекта? Хотелось бы, чтобы это были люди компетентные, мэтры – полиграфологи, имеющие колоссальный опыт научной и практической работы.

А не чиновники силовых и иных ведомств, не знающие как этот самый полиграф включается и горе-депутаты. Не дай бог, если этот управляемый процесс, выйдет из-под контроля. Ратуя за защиту прав трудящихся, разработчики не замечают, как со страниц этого проекта веет 1937 годом.

Репрессии коснутся не только чиновников, но и самих полиграфологов. Наша страна имеет богатый исторический опыт, когда машина репрессий уничтожила многих из тех, кто эту машину запустил в работу.

В проекте данного законопроекта речь идет только об опросе с применением полиграфа. Согласно сложившей практике и Закону об оперативно-розыскной деятельности в РФ опрос с применением полиграфа отнесен к оперативно-розыскным мероприятиям и дает только ориентирующую информацию.

В ст.1 п.3 п.п. 4 проекта законопроекта, говорится о том, что опрос с применением полиграфа проводится в ходе расследований и судебных разбирательств.

Это в корне неправильно. Так как в процессе расследования преступлений и рассмотрения дел в судах проводятся специальные психофизиологические исследования с применением полиграфа и судебные психофизиологические экспертизы с применением полиграфа. Которые, имеют совершенно иной правовой статус. Заключение специалиста-полиграфолога и заключение эксперта-полиграфолога, как и любое другое заключение специалиста или эксперта, являются по УПК РФ доказательствами.

В ст.2 п.1 говорится о гласной синхронной регистрации физиологических процессов в процессе опроса человека. Может быть, все же речь идет о регистрации психофизиологических реакций организма человека в ответ на предъявленные однородные стимулы?

Психофизиологические реакции, регистрируемые полиграфом, связаны с мыслительной, умственной деятельностью человека, с активизацией его памяти. Бурчание в животе испытуемого можно также отнести к физиологическому процессу, только его не свяжешь с совершением каких-либо противоправных действий.

В п.2 этой же статьи опрос с применением полиграфа назван совокупностью действий, зачем доставать правой ногой левое ухо, не проще ли назвать по-русски «процедурой».

В ст.4 почему-то процедурные моменты проведения опросов с применения полиграфа возводятся в разряд принципов. В распоряжении авторов законопроекта наверняка были ведомственные инструкции силовых структур, где процедура проведения опроса изложена четко и последовательно.

П.6 данной статьи просто умиляет своей гуманностью. « Проведение опросов с применением полиграфа осуществляется…за счет опрашиваемого лица, если оно настаивает на опросе…». А если человек находится под стражей, и у него нет денег на оплату полиграфолога?

Ст.7 п.3 п.п. б. опрос не проводится, если опрашиваемое лицо находится во второй стадии беременности. Опрос, не должен проводиться, ни в первой, ни во второй стадии беременности. Так как это вредно для здоровья матери и плода на любой стадии беременности.

Ст.7 п.4 предлагает проверять лиц, имеющих психические заболевания в специализированных экспертных учреждениях. Медицинские опросы с использованием полиграфа вообще не должны подпадать под действие данного законопроекта.

Естественно, что это далеко не все замечания, вызвавшие появление данного законопроекта. Остается надеяться лишь на то, что в таком виде, он принят не будет.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.