Проверка правдивости показаний на полиграфе

By | 20.12.2017
Проверка на детекторе лжи
Проверка правдивости показаний на полиграфе

Проверка правдивости показаний на полиграфе

(Семенцов В.А.)

(“Российский юридический журнал”, 2011, N 2)

Информация о публикации

Семенцов В.А. Проверка правдивости показаний на полиграфе // Российский юридический журнал. 2011. N 2. С. 111 – 116.

ПРОВЕРКА ПРАВДИВОСТИ ПОКАЗАНИЙ НА ПОЛИГРАФЕ <*>

В.А. СЕМЕНЦОВ

——————————–

<*> Sementsov V.A. (Krasnodar) The truthfulness of testimony check by polygraph.

Семенцов Владимир Александрович – доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса юридического факультета Кубанского государственного университета (Краснодар).

Обосновывается возможность проверки на полиграфе правдивости показаний, полученных при допросе, очной ставке, предъявлении для опознания и проверке показаний на месте. Предлагается рассматривать постановление следователя о проверке показаний на полиграфе как обязательное для лица, которому оно адресовано, с наделением его дополнительной совокупностью прав, частично совпадающих с правами при назначении и производстве экспертизы. Указывается на большую эффективность проверки на полиграфе правдивости показаний по сравнению с производством судебной психофизиологической экспертизы.

Ключевые слова: проверка доказательств, показания, принуждение, постановление, специалист-полиграфолог, заключение.

The possibility of truthfulness of testimony got during interrogation, confrontation, submission for identification check is justified in the article. The author suggests to consider the order of investigator on testimony check obligatory for the person it is addressed to giving him/her additional rights similar to the expert rights. Polygraph testimony check proves to be more effective than judicial psychological and physiological expertise.

Key words: check, testimony, compulsion, specialist-poligrapholog, order, judgment.

В “Российском юридическом журнале” за 2010 г. N 5 мной была обоснована необходимость предусмотреть в гл. 26 УПК РФ новое комплексное следственное действие – проверку показаний на полиграфе – и дана предполагаемая регламентация его производства <1>. Осознавая спорность авторской трактовки проверки показаний на полиграфе, все же считаю возможным продолжить рассмотрение этой темы.

——————————–

<1> Семенцов В.А. Новое следственное действие – проверка показаний на полиграфе // Рос. юрид. журн. 2010. N 5. С. 132 – 138.

Прежде всего нужно выяснить, в каких ситуациях расследования уголовного дела может возникать необходимость проверки правдивости показаний об обстоятельствах, существенных для расследования. Обращение к ст. 87 УПК РФ убеждает, что проверке подвергаются любые сведения, претендующие на значение уголовно-процессуального доказательства, поскольку проверка один из обязательных элементов процесса доказывания. При проверке доказательств исследуются их качественные свойства путем сопоставления с другими доказательствами и получения новых.

С учетом названного требования закона подлежат проверке и показания, полученные от свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, посредством сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, и оценки с точки зрения их достоверности, т.е. соответствия действительности. Причем проверяются показания, которые получены как при допросе, так и при производстве очной ставки, предъявлении для опознания, проверке показаний на месте. Думается, не случайно в гл. 26 УПК РФ предусматривается порядок проведения не только допроса, но и очной ставки, предъявления для опознания, проверки показаний на месте, в основе объединения которых в самостоятельную группу следственных действий лежит метод расспроса как наиболее распространенный способ получения вербальной информации.

Как известно, очная ставка – это одновременный допрос двух лиц для устранения существенных противоречий в их показаниях, данных ранее об одних и тех же обстоятельствах уголовного дела (ст. 192 УПК РФ). Процедура предъявления для опознания и проверки показаний на месте также содержит элементы допроса. В частности, согласно ч. 7 и 9 ст. 193 УПК РФ опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал предъявляемое лицо или предмет, а в протоколе указываются результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего. Об элементах допроса свидетельствуют предписания ч. 2 ст. 194 УПК РФ, где отмечается, что при проверке показаний воспроизводятся на месте обстановка и обстоятельства исследуемого события путем свободного рассказа и демонстрации действий. Как и при допросе, в случае предъявления для опознания либо проверки показаний на месте наводящие вопросы недопустимы.

В связи с этим новое следственное действие проверка показаний на полиграфе должно быть допустимо по результатам не только допроса, но и очной ставки, предъявления для опознания и проверки показаний на месте в целях выявления ложности данных при их производстве показаний.

Требует обсуждения методически обусловленная, как утверждают специалисты, невозможность принудительного обследования на полиграфе. Именно поэтому ранее я предлагал проводить проверку показаний на полиграфе при наличии письменного согласия допрошенного лица <2>.

——————————–

<2> Семенцов В.А. Проверка показаний на полиграфе // Актуальные проблемы специальных психофизиологических исследований и перспективы их использования в борьбе с преступностью и подборе кадров: Сб. тр. Междунар. науч.-практ. конф. Краснодар, 2009. С. 115.

На практике применяются различные тактические приемы для получения согласия лица подвергнуться процедуре обследования на полиграфе: от использования фактора неожиданности до демонстрации дистанцирования специалиста-полиграфолога от оперативных и следственных работников либо, напротив, разъяснения обследуемому лицу, что отказ от тестирования повлечет долгие “беседы” с теми же оперативными работниками, у которых будет уже больше оснований сомневаться в его непричастности к преступлению. Следует также учитывать, что даже при согласии на обследование с применением полиграфа этим лицом могут быть приняты меры по противодействию исследованию для искажения картины психофизиологического реагирования на предъявленные стимулы.

Вместе с тем придание проверке показаний на полиграфе процессуального режима следственного действия (если, конечно, такое решение будет принято законодателем) позволяет утверждать, что в этом случае обязательное получение согласия лица уже не требуется. Обусловлено это общим требованием, предъявляемым к следственным действиям, – обеспеченностью их государственным принуждением, что служит повышению эффективности производства, создает благоприятные условия для наиболее полного, всестороннего и объективного осуществления уголовного преследования. Принудительный характер свойствен всем следственным действиям, но в разной степени. Это не всегда очевидно, особенно когда в законе отсутствуют прямые указания на последствия для участников следственных действий отказа от выполнения своих обязанностей. Каждое следственное действие обеспечено силой принуждения, применение которого влечет для личности негативные правовые последствия в виде лишения ее конституционных прав и свобод либо стеснения в них.

Подтверждение этому находим в решении Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2004 г., где отмечается, что возможность проведения различных процессуальных действий с участием подозреваемого или обвиняемого не зависит от того, согласен он на это или нет, при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств <3>.

——————————–

<3> Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики о проверке конституционности пункта 2 части четвертой статьи 46 и пункта 3 части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2004 г. N 448-О // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2005. N 3.

Конечно, в соответствии с принципом презумпции невиновности подозреваемый и обвиняемый, в отличие от свидетеля и потерпевшего, вправе отказаться от дачи показаний, поскольку не обязаны доказывать свою невиновность. Вместе с тем с учетом публичного (обязательного) характера уголовного судопроизводства в случае согласия дать показания подозреваемый и обвиняемый предупреждаются, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе при последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, когда они даны в отсутствие защитника и не подтверждены в суде (п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ). При этом очевидно, что использованию показаний подозреваемого или обвиняемого в качестве доказательств предшествует их проверка.

Признавая, что любое следственное действие опирается на принуждение, которое служит гарантией выполнения обязанностей его участниками, считаю, что решение следователя о проверке показаний на полиграфе должно быть обязательным для лица, которому оно адресовано. В связи с этим возникает необходимость разработки криминалистикой соответствующих методики и тактики проведения принудительной проверки показаний на полиграфе.

Принудительный характер проверки показаний на полиграфе позволяет утверждать, что юридическим основанием ее проведения служит решение следователя, но не в форме требования, принятого в соответствии с ч. 4 ст. 21 УПК РФ и обращенного исключительно к специалисту-полиграфологу, а в форме постановления. Постановление о производстве проверки показаний на полиграфе должно отвечать общим требованиям законности, обоснованности и мотивированности, быть обязательным для исполнения как специалистом-полиграфологом, так и лицом, показания которого проверяются, а также иными его возможными участниками (например, переводчиком, защитником). В постановлении формулируются цель проведения следственного действия – проверка на полиграфе правдивости ранее данных показаний и вопросы, поставленные перед специалистом.

Поскольку специалист-полиграфолог является обязательным участником указанного следственного действия, то он должен отвечать двум условиям, закрепленным в ст. 168 УПК РФ: обладать специальными познаниями (в нашем случае это знания, умения и навыки полиграфолога, прошедшего специальную подготовку) и не быть заинтересованным в исходе дела. Поэтому перед началом следственного действия, в котором участвует специалист, следователь удостоверяется в его компетентности, выясняет его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему. Специалисту разъясняются его права, обязанности и ответственность, предусмотренные ст. 58 УПК РФ. Разъяснение следователем прав, обязанностей и ответственности, а также порядка производства проверки показаний на полиграфе осуществляется и в отношении иных участников следственного действия в соответствии с правилами, указанными в ст. 164 УПК РФ, о чем составляется протокол.

По моему мнению, потерпевший, подозреваемый и обвиняемый как заинтересованные лица должны обладать, в отличие от других участников следственного действия, дополнительной совокупностью прав, частично совпадающих с правами при назначении и производстве судебной экспертизы:

1) знакомиться с постановлением о производстве проверки показаний на полиграфе;

2) заявлять отвод специалисту;

3) ходатайствовать о внесении в постановление о проверке показаний на полиграфе дополнительных вопросов специалисту;

4) знакомиться не только с заключением специалиста, но и с протоколом его допроса, произведенного для разъяснения мнения по вопросам, входящим в профессиональную компетенцию.

Во исполнение решения о проведении проверки показаний на полиграфе специалист на основе вопросов, поставленных перед ним следователем, составляет тестовые вопросы, тесно связанные с ранее данными показаниями, в соответствии с общей методикой психофизиологических исследований. При этом следует учитывать, что ответы на вопросы тестов – это не показания, а выявляемые реакции человека на определенные раздражители, фиксируемые в заключении специалиста, а материалы, его иллюстрирующие (полиграммы, видеозапись), прилагаются к заключению как его составная часть. В предтестовой беседе специалист, обладающий знаниями в области психологии, обязан убедить лицо, показания которого подлежат проверке на полиграфе, в том, что на вопросы тестов нужно отвечать только правду, а в случае лжи прибор сразу же выявит это.

В заключении специалист-полиграфолог не только излагает содержание своего исследования и суждение по вопросам, которые перед ним поставлены, но и указывает сведения об отсутствии обстоятельств, препятствующих проведению исследования, излагает суть предтестовой беседы, проводимой в целях выявления значимых фактов биографии, разъяснения характера вопросов. Кроме того, в заключении специалиста должны найти отражение сведения о лице, показания которого проверяются, и лицах, присутствующих при этом, о количестве предъявлений каждого теста. Суждение специалиста о правдивости или ложности проверенных с помощью полиграфа показаний оценивается следователем на общих основаниях и в соответствии с п. 3.1 ч. 2 ст. 74 и ч. 3 и 4 ст. 80 УПК РФ может быть признано доказательством по уголовному делу.

Заключение специалиста-полиграфолога, а также протокол его допроса (если допрос производился) следователь предъявляет лицу, показания которого проверялись, о чем составляет протокол. После проверки показаний на полиграфе рационально и тактически оправданно проведение дополнительного допроса с использованием результатов тестирования.

Возможное пополнение системы следственных действий новым познавательным приемом – проверкой показаний на полиграфе обусловливает возникновение конкуренции его с другими следственными действиями, в частности с производством судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа. Представляется, что в ситуации, когда по обстоятельствам расследуемого уголовного дела требуется проверка правдивости ранее данных показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, более эффективно производство именно проверки показаний на полиграфе, а не судебной психофизиологической экспертизы по следующим причинам:

1) при проверке показаний на полиграфе вопросы, поставленные следователем перед специалистом, охватывают своим содержанием только те сведения, которые имеются в показаниях, полученных при допросе, очной ставке, предъявлении для опознания, проверке показаний на месте, что существенно ускоряет на начальном этапе расследования проверку их правдивости или ложности;

2) предлагаемые к законодательному закреплению процедурные правила проверки показаний на полиграфе, несмотря на их комплексный и усложненный характер, все-таки более просты, чем при назначении и производстве судебной психофизиологической экспертизы;

3) судебная психофизиологическая экспертиза обычно назначается и проводится не на первоначальном, а на последующем этапе расследования, когда произведены основные следственные действия, участники которых хорошо информированы относительно обстоятельств совершенного преступления, а это объективно ограничивает возможности получения с помощью полиграфа достоверных сведений;

4) участие специалиста в проведении проверки показаний на полиграфе позволяет совместить в рамках следственного действия две формы использования специальных знаний: уже известную много лет – оказание следователю содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов, документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту и специалисту (ч. 1 ст. 58 УПК РФ) и сравнительно новую – дача заключений и показаний (п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ);

5) проверка показаний свидетеля и потерпевшего на полиграфе не требует получения их согласия в письменном виде, как это предусмотрено в ч. 4 ст. 195 УПК РФ для судебной экспертизы (в нашем случае психофизиологической). Указанные предписания закона позволяют сделать и другой вывод: при производстве судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа не требуется получение согласия подозреваемого, обвиняемого. Следователь лишь знакомит их с постановлением о назначении судебной экспертизы и разъясняет права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

Подводя итог исследованию проблематики нового следственного действия – проверке показаний на полиграфе, отмечу главное.

1. Проверка показаний на полиграфе допустима по результатам допроса, очной ставки, предъявления для опознания и проверки показаний на месте, в основе объединения которых в самостоятельную группу следственных действий лежит метод расспроса как наиболее распространенный способ получения вербальной информации.

2. Постановление следователя о проверке показаний на полиграфе обязательно для лица, которому оно адресовано, что требует разработки криминалистикой соответствующих методики и тактики проведения принудительной проверки показаний на полиграфе.

3. При проверке показаний на полиграфе потерпевший, подозреваемый и обвиняемый должны обладать, в отличие от других участников следственного действия, дополнительной совокупностью прав, частично совпадающих с правами при назначении и производстве экспертизы.

4. Проведение проверки показаний на полиграфе более эффективно, чем производство судебной психофизиологической экспертизы, когда возникает необходимость проверки правдивости ранее данных показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого.

Bibliography

Semencov V.A. Novoe sledstvennoe dejstvie – proverka pokazanij na poligrafe // Ros. yurid. zhurn. 2010. N 5.

Semencov V.A. Proverka pokazanij na poligrafe // Aktual’nye problemy special’nyx psixo-fiziologicheskix issledovanij i perspektivy ix ispol’zovaniya v bor’be s prestupnost’yu i podbore kadrov: Sb. tr. Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. Krasnodar, 2009.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.